Люди

Апрель 7, 2014

В 1711 году саксонско-польский король Август II Сильный отправил во Францию и Италию своего наследника. Официально — для ознакомления с достопримечательностями Парижа и Рима, фактически же осуществить одно необходимое предприятие. 16-летнему наследнику престола предстояло перейти из протестантизма в католичество, и эту деликатную операцию, так считал Август, сам тоже в свое время ее осуществивший для того, чтобы получить «право» на польский трон, лучше было бы произвести вдали от родных мест.

27 ноября 1712 года протестантская церковь потеряла, а католическая приобрела еще одного адепта, что и было подтверждено соответствующей церемонией, имевшей место в Болонье при небольшом числе свидетелей.

За три с небольшим недели до этого будущий Фридрих Август III провел несколько дней в Пьяченце. Там, в одном из местных монастырей, ему довелось увидеть алтарный образ, который произвел на него сильнейшее впечатление.

Без малого четыре десятка лет царствования Августа Сильного оставили несомненный след в истории Саксонии. Заполучив престол еще юношей в 1694 году, он сосредоточил в своих руках власть на невиданных для саксонских князей пространствах.

Самовластный и энергичный король был едва ли не первым из саксонских властителей, который, еще будучи наследником, совершил длительное путешествие по Европе. Воспоминания о Версале он сохранил до старости и, вернувшись из странствий, приложил немало усилий к тому, чтобы придать совсем иной облик столице Саксонии — Дрездену. И не только Дрездену.

Он полностью перестраивает свою резиденцию, возводит дворцы с анфиладами обширных зал и галерей, с огромными, светлыми окнами, с расписанными в древнеримском стиле стенами.

Маленьким и деревянным был Дрезден в начале царствования Августа Сильного, большим городом с каменными строениями станет он к концу его царствования.

Увеличивается добыча руды, драгоценных металлов, в коих испытывал постоянную нехватку король, возникают мануфактуры, в том числе знаменитое и поныне фарфоровое производство в Мейсене.

Хотя Фридрих Август III и уступал — и как человек и тем более как правитель («Тупой и опустившийся лентяй»,— скажет о нем один польский историк) — своему деятельному отцу, он тем не менее в какой-то степени унаследовал его любовь к собирательству художественных ценностей.

Он принял участие в организации Кабинета гравюр (гравюр на медных пластинках) и, в общем, достаточно безвкусный человек, приложил немало усилий в приобретении произведений голландских живописцев и итальянских художников эпохи Возрождения. Но особое упорство он проявил в желании заполучить виденный им в юности алтарный образ из церкви в Пьяченце.

Сикстинская мадонна

Сикстинская мадонна

Сохранились сведения, что сей образ был написан самим Рафаэлем. Так, во всяком случае, сообщал Вазари: «Исполнил он (Рафаэль) для черных монахов (монастыря) св. Сикста доску (изображение) главного алтаря, с явлением Богоматери св. Сиксту и св. Барбаре; творение уникальное и своеобразное».

Правда, было не очень понятно, когда, при каких обстоятельствах исполнил великий Рафаэль картину, почему она оказалась в заштатной Пьяченце, для кого предназначалась, почему ее, написанную на холсте, Вазари именовал tavola, что вроде бы обычно употреблялось для обозначения изображений или картин, сделанных на доске?

Было творение Рафаэля. И было желание приобрести это творение. Желание это усиливалось тем обстоятельством, что в коллекции короля не было ни одной картины великого мастера.

Переговоры о приобретении картины король поручил своему первому министру графу Брюлю. Тот, сохранив за собой общее руководство, уполномочил вести переговоры на месте итальянца Джованни Баттиста Бьянкони.

Монастырь был представлен своим настоятелем Бенедетто Витторио Карачиоли. Он с самого начала заявил, что обитель готова расстаться со своим сокровищем, но за приличную мзду.

Почему монахи захотели продать творение Рафаэля, неясно до сих пор. Сами они объясняли это тем, что оскудела из-за раздиравших Италию войн и неурожаев монастырская казна и пришлось им войти в большие долги. Может быть, и решили поправить дела продажей картины.

Переговоры начались в феврале-марте 1752 года. Хотя Бьянкони не говорил, по чьему поручению он их ведет, монахам не составило большого труда разобраться в том, кто же истинный покупатель. И они торговались упорно, настаивая на названной ими сумме: 36 тысяч скуди, что по тогдашнему курсу было равно огромной сумме в 172 тысячи золотых марок. Противная сторона предлагала 15 тысяч скуди.

Ситуация осложнялась тем, что монахи не давали разрешения на детальный осмотр картины, и это настораживало Бьянкони. «Хотя картина, несомненно, принадлежит кисти Рафаэля,— сообщал он в Дрезден графу Брюлю,— она не является одним из знаменитых его творений. Она написана на холсте и, следовательно, менее долговечна, чем картины, исполненные на дереве (по нынешним представлениям, как мы знаем, наоборот). Наводят на сомнение и некоторые выцветшие места на голубом плаще Марии и на ее красном платье. Есть некоторые повреждения и на одеянии папы. Все эти изъяны необходимо взять в расчет, поскольку картине предстоит длительный, чреватый опасностями путь».

Мадонна ди Фолиньо

Мадонна ди Фолиньо

Осторожный Бьянкони даже предлагал купить какую-нибудь иную картину Рафаэля. Но в Дрездене хотели приобрести изображение мадонны из монастыря св. Сикста.

В январе 1753 года, почти через год после начала переговоров, монахи снизили цену до 30 тысяч скуди. Бьянкони предложил 18 тысяч. Торговля продолжалась. Бьянкони повысил цену сначала до 24 тысяч скуди, потом до 25. Монахи соглашались на 27. 13 марта Бьянкони сообщил Брюлю, что он решил подписать соглашение: монахи согласились с предложенной им ценой.

Незадолго до окончания переговоров Бьянкони попросил Брюля прислать из Дрездена специалиста, чтобы тот внимательно рассмотрел картину и подтвердил, стоит ли она тех денег, которые за нее собираются заплатить. Просил он также назначить сопровождающего — человека, который персонально отвечал бы за то, чтобы картина была доставлена в целости и сохранности в столицу Саксонии.

Требование было разумным, и король назначил экспертом своего придворного — Джованини. В качестве сопровождающего был утвержден племянник Бьянкони — Микеланджело.

В декабре 1753 года специалисты отправились в Пьяченцу. На сей раз монахи предоставили им возможность обследовать картину. В своем отзыве Джованини напишет: несомненно, Рафаэль; состояние картины более или менее терпимое, перевозить ее можно. Картина немного высохла, сообщал он, в нескольких местах нарушен красочный слой. Насколько можно судить, ее ни разу не подновляли.

Обычный путь из Италии в Саксонию шел через Венецию и Вену. На сей раз был избран иной маршрут. Стремясь оградить картину от обычных в Венеции придирок таможенников, ее отправили через Тироль и Аугсбург.

Сохранились сведения, будто, когда полотно внесли в тронный зал, король отодвинул мешавший проходу трон, сказав: «Дорогу великому Рафаэлю». Известный немецкий искусствовед Карл Юсти в начале XX века не без иронии заметил, что если эти слова действительно были произнесены, а не придуманы позднее кем-то из царедворцев, то это, несомненно, самое лучшее, что Август III сказал за всю свою жизнь. Больше ничего о прибытии картины в Дрезден неизвестно. Нет даже точной даты, когда оказалось в столице рафаэлевское творение. Вероятно, в середине февраля 1754 года.

За восемь лет до этого Август III распорядился перевести королевское собрание живописи в будущую Дрезденскую галерею, в одну из пристроек так называемого Еврейского подворья. Пристройка эта впоследствии получила название Иоганнеум. Снизу доверху заполнили стены картины — в роскошных резных и позолоченных рамах.

Мадонна Альба

Мадонна Альба

Вновь приобретенную картину поместили на одной из больших стен внутренней галереи, среди полотен итальянских мастеров. А когда в начале XIX века огромный зал был поделен на пять более маленьких, она оказалась в Рафаэлевско-Корреджиевском зале. Впрочем, к тому времени стали подумывать о том, чтобы предоставить ей отдельный зал.

Видевший картину еще в 1754 году знаменитый Иоганн Иоахим Винкельман, стоявший у истоков изучения античного искусства, первый даст ей восторженную оценку. В вышедшей в 1755 году статье он назовет картину самой лучшей и драгоценной из всего собрания. «В Королевской галерее в Дрездене,— напишет он,— ныне среди других сокровищ заняло достойное место творение, принадлежащее кисти Рафаэля, творение, относящееся, как свидетельствует Вазари, к лучшим временам художника… Пойдите посмотрите на эту мадонну, на ее полное невинности и в то же время исполненное не просто женского величия лицо, на ее одухотворенную позу… на величественный и благородный контур ее фигуры».

Когда полтора десятка лет спустя слова Винкельмана попались на глаза некоему юному студенту, тот незамедлительно отправился из Лейпцига в Дрезден. «Это целый мир,— восторженно напишет он,— великолепный красочный мир искусства. Одной этой картины с лихвой хватило бы, чтобы сделать имя автора, даже если бы он не создал ничего другого, бессмертным». Студента звали Иоганн Вольфганг Гете.

Все большую известность, начиная с XIX века, приобретает «Сикстинская мадонна» — так теперь назовут картину Рафаэля. На ней было изображено явление девы Марии, матери Христа, с младенцем Христом на руках папе Сиксту II.

Немецкие философы Шлегель и Шопенгауэр, поэт Кернер посвящали ей стихи. В России о ней узнали из «Писем русского путешественника» Н.М. Карамзина, написанных в 1790-1801 годах.

Три десятилетия спустя выдающийся русский поэт Василий Андреевич Жуковский назовет рафаэлевскую мадонну «небесной мимоидущей девой». И обратит внимание на поразительную особенность этой картины: «…неприметно никакого движения; но чем больше смотришь на мадонну, тем более кажется, что она приближается».

Менялись времена, менялись эстетические оценки — не всех и отнюдь не всегда устраивало спокойное, гармоничное искусство Рафаэля, менялись критерии подхода. Но картина продолжала властвовать над умами.

В смятении, в задумчивости несет на руках сына навстречу ведомой ей судьбе дева Мария. Не по-детски строг взгляд младенца. Они пока что вместе, еще все, что предстоит испытать,— впереди. Святой Сикст, пытающийся унять рукой биение взволнованного сердца. Коленопреклоненная святая Барбара. Два ангелочка, с любопытством взирающие на чудесное явление. И отделяет небо от земной тверди папская тиара Сикста. Картина о мадонне? Да, конечно, но и о страстях человеческих, о жизни, о бытии.

Рафаэль умер молодым, 37 лет от роду. В марте 1520 года он заболел горячкой, а в апреле великого мастера не стало.

Следующая



Ад


Багровые языки пламени, непроглядный мрак подземного царства, фантастические фигуры уродливых дьяволов – все

Мадонна Фиренце

Мадонна с младенцем, святыми и ангелами
Несмотря на наличие подписи, остается неясным, кто был автором эрмитажной хоругви. Существовало несколько

«Купающаяся в ручье женщина»


Этот интимный бытовой сюжет, не притязающий ни на какое философское или психологическое значение,

«Пейзаж с замком Стен»


Его могучий реализм, чуждый здесь внешним эффектам, захватывает нас проникновенной

Святой Себастьян

13031601m
Юный, безбородый Себастьян, с густыми вьющимися волосами, голый, прикрытый лишь по чреслам, привязан

«Похищение сабиянок»


Кипучий темперамент великого фламандского мастера заставлял его весьма вольно обращаться

«Венера» Веласкеса


Настоящая известность «Венеры с зеркалом» началась с выставки испанской живописи, устроенной Королевской Академией

«Лавки» Снейдерса


Многообразие форм и красок, живой ритм, особый мажорный тон и яркая декоративность присущи каждой из этих картин,

Мастер женских полуфигур


Однако Мастер женских полуфигур выработал собственную индивидуальность

Творчество Артсена


Он обобщал формы, уменьшал количество деталей и мелочей в картине, стремился к ясности композиции. В образе

Нидерландская «Голгофа»


Четкие линии ограничивают контуры тел, контрасты света и тени выявляют их пластический

Исцеление иерихонского слепца


Христос, исцеляющий слепого, изображен в центре, но не на первом плане, а в глубине

Ночное кафе


В «Ночном кафе» – ощущение пустоты жизни и разобщенности людей. Оно выражено тем сильнее, что вера в жизнь

Едоки картофеля


Это программное произведение художника, он писал его с огромным увлечением и мыслил как вызов академическому

Портрет Томаса Мора


Широкий красивый лоб. Тесно сомкнутые губы. Человек действия? Безусловно. Но и умница, с живым любопытством

Юдифь


На ней была изображена молодая женщина, попирающая ногой мертвую голову врага. В глубокой задумчивости, держа

Фрески Дионисия


Оторвать от этих росписей взгляд невозможно. В них гармония и изящество, в них светлая праздничность, в них

Страшный суд


Страшный суд. Тот, на котором, по учению церкви, воздается всем: и праведникам и грешникам. Страшный, последний

Гентский алтарь


Краски, засиявшие на бессмертных картинах Яна ван Эйка, не имели себе равных. Они переливались, сверкали,

Тайны «Помолвки»


Таинство брака носило в средневековье несколько иной характер, чем ныне. Взаимное решение о вступлении в брак

Дмитревский

Режиссировать драматические пьесы и спектакли русских комических опер Дмитревский начал в 1780 году в театре Книппера, затем в его постановке и частично при его участии шли все без исключения оперы Пашкевича, мелодрама

Буманц

Буманц своими произведениями создаёт атмосферу приятной неожиданности, яркой необычности, мягкости восприятия. Картины заставляют всматриваться в свой нетрадиционный мир, в свои очертания, и их зовущие краски, незатейливые и добрые.

Рафаэль-II

Впрочем, своему появлению в Риме Рафаэль был, несомненно, в первую очередь обязан самому себе — своей неуемной страсти к совершенствованию, ко всему новому, к работе крупной и масштабной. Начинается великий взлет.

Рафаэль-I

В декабре 1753 года специалисты отправились в Пьяченцу. На сей раз монахи предоставили им возможность обследовать картину. В своем отзыве Джованини напишет: несомненно, Рафаэль; состояние картины более или менее терпимое,

Фальконе-II

И Фальконе решил сам взяться за отливку статуи. Иного выхода нет. Фальконе не может не завершить своего дела. Слишком многое связано у него с этим монументом, и он должен довести его до конца. Конечно, он не литейщик. Но если нет мастера,

Фальконе-I

Эти десять лет в немалой степени помогли художнику и обрести свое кредо. Превращается за эти годы подмастерье-столяр в одного из образованнейших людей своего века. Ему, еще недавно с ошибками писавшему по-французски,

Серебрякова

Ее произведения рождались из постоянных раздумий и сильных душевных переживаний. Необычайно эмоциональная по натуре, она остро реагировала на все проявления жизни, близко принимала к сердцу радость и горе. Она любила

Кочар

Кочар пробовал себя в разных направлениях живописи, желая найти и утвердить в искусстве свой индивидуальный подход к миру и человеку в нем. Эти поиски не ограничивались чисто внешними техническими приемами, они были

Залькалн

Залькалн полон грандиозных проектов и замыслов, стремлений отдать всю энергию, весь творческий опыт своему народу, заставить улицы и площади города заговорить языком искусства. Он мечтал о «дворцах из грез» — величественных

Томский (Гришин)

На всю жизнь полюбил эту работу Николай. А когда подрос, начал помогать отцу. Металл стал послушен и его рукам.
Но думал ли юноша, что не вершковые железные поделки, а саженные бронзовые громады будут покорны его сильной

Белашова-Алексеева

Суть творческого процесса для Белашовой и состоит в высвобождении мысли, а это дело нелегкое, требующее громадных душевных сил. Для нее цель искусства заключается в том, чтобы принести человеку радость сопричастности

Лебедева

Вступать в поединок, в спор с мертвой природой, с вязкой, тяжелой массой глины, которую надо было одухотворить, насытить своим волнением, болью, мыслью и чувством. Она не копировала натуру, а заново творила мир — из глины

Мухина

В конце 1912 года Мухина переезжает в Париж и поступает в одну из частных академий, где преподавал Бурдель. Общение с Бурделем, живой пример его искусства, его тонкая художественная интуиция, его критика развивают в ней

Манизер

Огромная самодисциплина и поразительное трудолюбие сделали Матвея Манизера уже к тридцати годам трижды образованным человеком с широким кругом интересов и на редкость обширной эрудицией. Но любовь к скульптуре одержала

Меркуров

Дореволюционное творчество Меркурова было тесно связано с развитием так называемого стиля «модерн», с тенденциями стилизаторства. Ранним работам Меркурова свойственны статичность композиции, скованность движений,

Шадр

Из всех видов искусства этот разнообразно одаренный человек выбирает скульптуру. На этот раз навсегда. Он хочет быть тем, кто оживляет камни, кто создает бронзовые легенды. Сам великий Репин, увидев рисунки Шадра, благословил его на этот путь

Андреев

Двадцать лет творческого труда — и три памятника. Даже если бы скульптор не создал ничего, кроме них, все равно его имя прочно вошло бы в историю искусства. Ибо все эти три памятника — столь непохожие по содержанию, настроению, форме

Ватагин

Искусству Ватагин учился от случая к случаю, бессистемно. Но настоящей его академией стала работа с натуры во многих зоопарках — и во время путешествий по отечеству, и по далеким заморским странам. Исполнились мечты

Эрьзя (Нефедов)

В Строгановское училище в Москве Эрьзю не приняли: переросток (ему в это время было уже двадцать пять лет). Директор училища Глоба сказал ему: «Вернись в деревню и плоди подобных себе». Юноша ответил: «Нет, не вернусь! Я буду

Шервуд

Но все же Шервуду удается поставить свой памятник. В 1910 году по его проекту в Кронштадте, на Якорной площади, перед Морским собором сооружается памятник адмиралу В. О. Макарову. На пятиметровой гранитной глыбе возвышается