Люди

Май 30, 2013

Теодор Эдуардович Залькалн (1876-1972) – родоначальник латышской скульптуры – родился в крестьянской семье на хуторе Занейскалняс. Мать Залькална любила музыку, много читала. Отец, человек энергичный и хозяйственный, с вниманием относился к увлечениям сына. Когда маленькому Теодору исполнилось 6 лет, он подарил ему краски и кисти.

Залькалн учился в Рижском городском реальном училище, но, не окончив его, в сентябре 1893 года поехал в Петербург и поступил в Центральное училище технического рисования барона Штиглица. Родители поддерживали намерение сына стать художником.

В училище Штиглица Залькалн был допущен к экзамену на заграничную стипендию. Так он попадает в Париж и поступает в студию Родена. Бурдель и Роден оказали большое влияние на Залькална.

В 1903 году Залькалн приезжает в Екатеринбург, где руководит в местном художественно-ремесленном училище классом ваяния и композиции. В Екатеринбурге у Залькална учился будущий выдающийся скульптор Иван Шадр.

С 1907 по 1909 год Залькалн живет во Флоренции, где изучает искусство, технику работы в камне, затем возвращается в Петербург. Залькалн участвовал в осуществлении плана монументальной пропаганды. Им были созданы временные памятники Чернышевскому и Огюсту Бланки, которые, к сожалению, не сохранились.

В это бурное, полное мужества и отваги время скульптурный язык Залькална становится особенно острым. Он лепит экспрессивный, угловатый, асимметричный по форме бюст композитора Скрябина, работает над памятником герою революции 1905 года П.П. Шмидту, над бюстом композитора Мусоргского.

Бюст композитора Мусоргского

Бюст композитора Мусоргского

В 1920 году он переезжает в Ригу, где на протяжении многих лет заведовал кафедрой скульптуры Академии художеств Латвийской ССР. У него учились такие видные латышские скульпторы, как В. Алберг, Л. Давыдова-Медене. Творческая и педагогическая деятельность Залькална оказала большое влияние на развитие латышской скульптуры.

На улицах и площадях Риги множество памятников ученым, поэтам и художникам, писателям и артистам. Изваянные латышскими мастерами скульптуры, они стали неотъемлемой частью города. Они рассказывают о прошлом и настоящем, они—биография народа. И кажется, что памятники эти были здесь всегда, что они выросли вместе с Домским собором и башнями Рижского замка. Но это не совсем так. Все эти памятники довольно молоды.

Залькалн полон грандиозных проектов и замыслов, стремлений отдать всю энергию, весь творческий опыт своему народу, заставить улицы и площади города заговорить языком искусства. Он мечтал о «дворцах из грез» — величественных архитектурных сооружениях, украшенных рельефами, фресками и скульптурой. Эти дерзкие мечты воплотились затем в упорном многолетнем труде, полном пытливых исканий. Не все проекты удалось осуществить. Но сделано достаточно, чтобы навсегда остаться в памяти потомков.

Памятник Рудольфу Блауману у городского канала. Писатель задумался над раскрытой книгой. Залькалн хорошо знал писателя, и живое общение с ним не раз находило отражение в его творчестве. Ему так же, как Блауману, были хорошо знакомы думы и чаяния простых людей Латвии. Недаром еще в 1915-1916 годах были созданы две скульптуры латышской крестьянки. Мастер назвал их «Маминю» («Матушка») — «Матушка стоящая» и «Матушка сидящая», олицетворяющие думы и скорбь народа, веками томящегося в бесправии.

Памятник писателю Рудольфу Блауману

Памятник писателю Рудольфу Блауману

Неподалеку от памятника Блауману высится высеченная из гранита фигура Кришьяна Барона — собирателя народных песен. Величественная осанка, умное, благородное лицо. Залькалну удалось выразить в памятнике самую суть творчества великого фольклориста — мудрого, ясного и глубоко поэтичного.

В светлой печали застыли юные прекрасные женщины на могилах поэта Яна Порука, книгоиздателя Анса Гулбиса, профессора Александра Блаумана. Эти поэтичные гранитные надгробия на рижском Лесном кладбище перерастают значение мемориальных памятников и воспевают красоту и величие человеческих чувств.

В древней Сигулде воздвигнут памятник пламенному просветителю, боровшемуся против онемечивания Латвии, — Атису Кронвальду.

И наконец, скульптура «Скованный», установленная под деревьями бульвара Райниса в Риге. Мужественный, рвущий оковы человек. Символ борьбы народа за освобождение.

Скованный

Скованный

Скульптуры Залькална высечены из темно-серого гранита. Он одним из первых возвращается к этому древнему материалу, который не применялся ваятелями со времен Древнего Египта. И так же как творениям египетских мастеров, его работам присущ внешний глубокий покой. Покой, сквозь который явственно ощущается напряженная духовная жизнь человека. Начиная с Залькална, латышские мастера особенно охотно обращаются к граниту. Преодолевая неподатливость этого твердого северного камня, они придают своим скульптурам ту особую устойчивость и сдержанную, спокойную силу, которая заложена в самом характере латышского народа. Недаром иногда латышскую скульптуру называют «ваянием в камне».

«Мое поколение засевало ниву искусства на невспаханной родной Целине, радовалось каждому здоровому побегу, каждому проявлению нового. А теперь поля обширны и обильны — они дают богатый урожай. Это в основном заслуга последующих поколений, тех поколений, к которым принадлежат мои ученики. И я горд этим», — писал Теодор Эдуардович Залькалн.

В связи с 95-летием со дня рождения Теодору Эдуардовичу Залькалну было присвоено почетное звание Героя Социалистического Труда.


список музыкальных фестивалей


Ад


Багровые языки пламени, непроглядный мрак подземного царства, фантастические фигуры уродливых дьяволов – все

Мадонна Фиренце

Мадонна с младенцем, святыми и ангелами
Несмотря на наличие подписи, остается неясным, кто был автором эрмитажной хоругви. Существовало несколько

«Купающаяся в ручье женщина»


Этот интимный бытовой сюжет, не притязающий ни на какое философское или психологическое значение,

«Пейзаж с замком Стен»


Его могучий реализм, чуждый здесь внешним эффектам, захватывает нас проникновенной

Святой Себастьян

13031601m
Юный, безбородый Себастьян, с густыми вьющимися волосами, голый, прикрытый лишь по чреслам, привязан

«Похищение сабиянок»


Кипучий темперамент великого фламандского мастера заставлял его весьма вольно обращаться

«Венера» Веласкеса


Настоящая известность «Венеры с зеркалом» началась с выставки испанской живописи, устроенной Королевской Академией

«Лавки» Снейдерса


Многообразие форм и красок, живой ритм, особый мажорный тон и яркая декоративность присущи каждой из этих картин,

Мастер женских полуфигур


Однако Мастер женских полуфигур выработал собственную индивидуальность

Творчество Артсена


Он обобщал формы, уменьшал количество деталей и мелочей в картине, стремился к ясности композиции. В образе

Нидерландская «Голгофа»


Четкие линии ограничивают контуры тел, контрасты света и тени выявляют их пластический

Исцеление иерихонского слепца


Христос, исцеляющий слепого, изображен в центре, но не на первом плане, а в глубине

Ночное кафе


В «Ночном кафе» – ощущение пустоты жизни и разобщенности людей. Оно выражено тем сильнее, что вера в жизнь

Едоки картофеля


Это программное произведение художника, он писал его с огромным увлечением и мыслил как вызов академическому

Портрет Томаса Мора


Широкий красивый лоб. Тесно сомкнутые губы. Человек действия? Безусловно. Но и умница, с живым любопытством

Юдифь


На ней была изображена молодая женщина, попирающая ногой мертвую голову врага. В глубокой задумчивости, держа

Фрески Дионисия


Оторвать от этих росписей взгляд невозможно. В них гармония и изящество, в них светлая праздничность, в них

Страшный суд


Страшный суд. Тот, на котором, по учению церкви, воздается всем: и праведникам и грешникам. Страшный, последний

Гентский алтарь


Краски, засиявшие на бессмертных картинах Яна ван Эйка, не имели себе равных. Они переливались, сверкали,

Тайны «Помолвки»


Таинство брака носило в средневековье несколько иной характер, чем ныне. Взаимное решение о вступлении в брак

Дмитревский

Режиссировать драматические пьесы и спектакли русских комических опер Дмитревский начал в 1780 году в театре Книппера, затем в его постановке и частично при его участии шли все без исключения оперы Пашкевича, мелодрама

Буманц

Буманц своими произведениями создаёт атмосферу приятной неожиданности, яркой необычности, мягкости восприятия. Картины заставляют всматриваться в свой нетрадиционный мир, в свои очертания, и их зовущие краски, незатейливые и добрые.

Рафаэль-II

Впрочем, своему появлению в Риме Рафаэль был, несомненно, в первую очередь обязан самому себе — своей неуемной страсти к совершенствованию, ко всему новому, к работе крупной и масштабной. Начинается великий взлет.

Рафаэль-I

В декабре 1753 года специалисты отправились в Пьяченцу. На сей раз монахи предоставили им возможность обследовать картину. В своем отзыве Джованини напишет: несомненно, Рафаэль; состояние картины более или менее терпимое,

Фальконе-II

И Фальконе решил сам взяться за отливку статуи. Иного выхода нет. Фальконе не может не завершить своего дела. Слишком многое связано у него с этим монументом, и он должен довести его до конца. Конечно, он не литейщик. Но если нет мастера,

Фальконе-I

Эти десять лет в немалой степени помогли художнику и обрести свое кредо. Превращается за эти годы подмастерье-столяр в одного из образованнейших людей своего века. Ему, еще недавно с ошибками писавшему по-французски,

Серебрякова

Ее произведения рождались из постоянных раздумий и сильных душевных переживаний. Необычайно эмоциональная по натуре, она остро реагировала на все проявления жизни, близко принимала к сердцу радость и горе. Она любила

Кочар

Кочар пробовал себя в разных направлениях живописи, желая найти и утвердить в искусстве свой индивидуальный подход к миру и человеку в нем. Эти поиски не ограничивались чисто внешними техническими приемами, они были

Залькалн

Залькалн полон грандиозных проектов и замыслов, стремлений отдать всю энергию, весь творческий опыт своему народу, заставить улицы и площади города заговорить языком искусства. Он мечтал о «дворцах из грез» — величественных

Томский (Гришин)

На всю жизнь полюбил эту работу Николай. А когда подрос, начал помогать отцу. Металл стал послушен и его рукам.
Но думал ли юноша, что не вершковые железные поделки, а саженные бронзовые громады будут покорны его сильной

Белашова-Алексеева

Суть творческого процесса для Белашовой и состоит в высвобождении мысли, а это дело нелегкое, требующее громадных душевных сил. Для нее цель искусства заключается в том, чтобы принести человеку радость сопричастности

Лебедева

Вступать в поединок, в спор с мертвой природой, с вязкой, тяжелой массой глины, которую надо было одухотворить, насытить своим волнением, болью, мыслью и чувством. Она не копировала натуру, а заново творила мир — из глины

Мухина

В конце 1912 года Мухина переезжает в Париж и поступает в одну из частных академий, где преподавал Бурдель. Общение с Бурделем, живой пример его искусства, его тонкая художественная интуиция, его критика развивают в ней

Манизер

Огромная самодисциплина и поразительное трудолюбие сделали Матвея Манизера уже к тридцати годам трижды образованным человеком с широким кругом интересов и на редкость обширной эрудицией. Но любовь к скульптуре одержала

Меркуров

Дореволюционное творчество Меркурова было тесно связано с развитием так называемого стиля «модерн», с тенденциями стилизаторства. Ранним работам Меркурова свойственны статичность композиции, скованность движений,

Шадр

Из всех видов искусства этот разнообразно одаренный человек выбирает скульптуру. На этот раз навсегда. Он хочет быть тем, кто оживляет камни, кто создает бронзовые легенды. Сам великий Репин, увидев рисунки Шадра, благословил его на этот путь

Андреев

Двадцать лет творческого труда — и три памятника. Даже если бы скульптор не создал ничего, кроме них, все равно его имя прочно вошло бы в историю искусства. Ибо все эти три памятника — столь непохожие по содержанию, настроению, форме

Ватагин

Искусству Ватагин учился от случая к случаю, бессистемно. Но настоящей его академией стала работа с натуры во многих зоопарках — и во время путешествий по отечеству, и по далеким заморским странам. Исполнились мечты

Эрьзя (Нефедов)

В Строгановское училище в Москве Эрьзю не приняли: переросток (ему в это время было уже двадцать пять лет). Директор училища Глоба сказал ему: «Вернись в деревню и плоди подобных себе». Юноша ответил: «Нет, не вернусь! Я буду

Шервуд

Но все же Шервуду удается поставить свой памятник. В 1910 году по его проекту в Кронштадте, на Якорной площади, перед Морским собором сооружается памятник адмиралу В. О. Макарову. На пятиметровой гранитной глыбе возвышается