Люди

Июнь 25, 2013

В 1910 году на выставке Союза русских художников был представлен автопортрет «За туалетом» почти никому не известной художницы Зинаиды Евгеньевны Серебряковой (1884-1967). Также были выставлены портреты знакомых, пейзажи, этюды крестьян. Ее работы стали полной неожиданностью для всех и вызвали восторженные отзывы. Особенно понравился автопортрет. Автопортрет Серебряковой — очень позитивная работа. В нем воплощена молодость, непосредственность, радость. Картина «За туалетом» стала этапной в творчестве Серебряковой. Все последующие произведения художницы — тематические композиции, портреты, пейзажи — выражали тот же жизнеутверждающий, светлый эмоциональный настрой.

За туалетом

За туалетом

Серебрякова Зинаида Евгеньевна родилась под Харьковым, в усадьбе Нескучное. На становление и развитие таланта Серебряковой большое влияние оказала жизнь в многолюдной семье Бенуа, где прошли ее детство и юные годы. Семья Бенуа — одна из самых культурных и одаренных талантами – дала России многих крупных деятелей культуры и искусства.

Глава семьи архитектор Николай Леонтьевич Бенуа — дед Зинаиды Евгеньевны. Профессор, академик, председатель Петербургского общества архитекторов, он был всесторонне образованным человеком. Его сыновья стали видными деятелями культуры. Дочь Екатерина Николаевна, в замужестве Лансере, мать художницы, в молодости посещала Академию художеств, хорошо писала акварелью и маслом.

Зинаида Евгеньевна попала в семью Бенуа двухлетним ребенком. В 1886 году в Нескучном умер ее отец Евгений Александрович Лансере, известный скульптор, и Екатерина Николаевна вместе со своими шестью детьми возвратилась в отчий дом, в Петербург.

За завтраком

За завтраком

Семья Бенуа жила духовными интересами. Зина постоянно слышала разговоры об искусстве, о великой миссии художника. Николай Леонтьевич увлеченно рассказывал о своих путешествиях по Италии, об искусстве античности и Ренессанса. Все члены семьи, от мала до велика, посещали Эрмитаж, выставки, театры. Все они постоянно были заняты творчеством — рисовали, ходили на этюды. Увлекло рисование и Зину Лансере. Краткий курс обучения девочка прошла в течение нескольких месяцев в художественной школе под руководством И.Е. Репина в 1901 году, а затем в мастерской О.Э. Браза.

В 1898 году Александр Николаевич Бенуа и его друзья – Л.С. Бакст, К.А. Сомов, С.П. Дягилев и другие – создают объединение «Мир искусства». Журнал и выставки «Мира искусства» сразу вошли в жизнь Зины Серебряковой. В 1911 году она станет членом вновь возрожденного «Мира искусства».

В начале 1910-х годов Серебрякова пишет много портретов. Чаще всего она изображает родных и знакомых. Портреты жены брата Ольги Константиновны Лансере (1910), матери Екатерины Николаевны Лансере (1911) и многие другие оригинальны по композиции, колориту, манере письма. В то же время в них обнаруживается некий общий подход к разным моделям. Изображенные Серебряковой люди не знают трагических переживаний. Задача художницы была в создании образов людей, наделенных умом, благородством, чувством собственного достоинства. Остро чувствуя индивидуальность своих моделей, художница в то же время стремилась приблизить их к некоему идеалу, придавала им черты, свойственные в какой-то мере ее собственному облику, — миндалевидный разрез глаз, тонкие губы, удлиненные пальцы рук. Так в ее женских портретах появился своеобразный, чисто «серебряковский» тип.

Жатва

Жатва

Но особенно ярко талант Серебряковой раскрылся в тематических картинах. Увлеченная поисками большого содержания в искусстве, она стала автором ряда произведений монументально-эпического характера. В 1910-х годах одно за другим следуют полотна: «Жатва» (1915), «Беление холста» (1917), создаются большие однофигурные композиции «Спящая», «Марина, чешущая лен», «Крестьянка за прялкой». В этих произведениях изображено то, что художница видела в реальной жизни и что особенно ценила — прежде всего крестьянский труд. Бережно, с любовью написаны лица женщин, характерные национальные костюмы, окружающая обстановка.

Беление холста

Беление холста

Специального внимания в творчестве Серебряковой заслуживает изображение обнаженного женского тела. В ранний период творчества всего лишь за несколько лет художницей были созданы картины «Купальщица» (1911), «Баня» (1913), начаты композиции к картинам «Диана и Актеон» (1916 1917) и «Купание» (1917). К подобным мотивам художница обращалась и значительно позже.

Баня

Баня

В 1910-х годах Серебрякова была в расцвете творческих сил. Ее имя приобрело широкую известность. Творчество Серебряковой, пронизанное любовью к жизни, воспевает красоту человека, величие тружеников земли, приволье русской природы. Оригинальным был и художественный язык Серебряковой. Она свободно компоновала каждую сцену, находила подчас неожиданно смелые композиционные и колористические решения. Радостное восприятие жизни, земная простота, ясность и в то же время возвышенность образов были отличительными чертами искусства Серебряковой. И это определило ее место среди крупных мастеров эпохи.

Всю жизнь Серебрякова по своему характеру, мировоззрению, творчеству оставалась глубоко русской художницей. Через все драматические моменты эпохи и собственной судьбы она пронесла верность традициям отечественного искусства.

Серебрякова — художник особого склада. Ее произведения рождались из постоянных раздумий и сильных душевных переживаний. Необычайно эмоциональная по натуре, она остро реагировала на все проявления жизни, близко принимала к сердцу радость и горе. Она любила доброту в людях, восхищалась всем красивым, ненавидела зло, уродство.

В октябре 1905 года, напряженное для России время, Зинаида Евгеньевна вместе с матерью уезжает в Париж для продолжения своего художественного образования. Из газет и журналов они узнают, что во всей России происходят обыски, массовые аресты, расправы с повстанцами. Тем не менее в апреле 1906 года мать с дочерью вернулись в Россию.

С особой силой раскрылось отношение Серебряковой к русской действительности в годы первой мировой войны. В конце мая 1914 года Серебрякова едет в Швейцарию и Италию, где знакомится с шедеврами итальянского искусства и много работает с натуры, но в связи с начавшейся первой мировой войной поездка была прервана, и художница вернулась в Россию. 1917-й год – художница приветствует революционные события.

Последующие годы гражданской войны, разруха и голод в стране — все это коснулось семьи Серебряковой. В жизни Зинаиды Евгеньевны происходит огромная личная трагедия: внезапно умирает ее муж. Раннее вдовство, старая больная мать и четверо маленьких детей, которых надо содержать. Зинаида Евгеньевна находится в подавленном душевном состоянии. И в это время от своей матери Екатерины Николаевны она слышит мудрые, спокойные слова о неизбежности лишений ради лучшего будущего страны.

Октябрьская революция застала Серебрякову в Харькове. Там она работала во вновь созданном археологическом музее при университете. Осенью 1920 года Серебрякова получила телеграмму с предложением перевестись на службу в Петроградский отдел музеев или занять место профессора в Академии художеств. Были получены не только вызовы на возвращение в Петроград, но и литеры на всю семью для бесплатного проезда. В декабре 1920 года Серебрякова уже в родном городе.

Зинаида Евгеньевна отказалась от музейной и преподавательской работы. Она работала в мастерских наглядных пособий и выполняла отдельные оформительские заказы.

Серебрякова могла бы стать крупным мастером советского искусства, но в начале 1920-х годов она оказалась в стороне от кипучей работы, которой жили тогда многие художники, создававшие скульптурные памятники, агитационные плакаты, оформление общественных зданий и массовых революционных празднеств. Скромная и застенчивая по натуре, крайне критически относившаяся к своему творчеству, Серебрякова не решалась браться за ответственные заказы, осваивать новые темы.

В эти годы она много времени отдает портрету. Позируют в основном члены ее семьи и семьи А.Н. Бенуа, а также близкие друзья. При каждой возможности она стремится уехать в Царское Село или в Гатчину, где пишет великолепные пейзажи и интерьеры открывшихся для обозрения дворцов.

Искусство для Серебряковой всегда было радостью, праздником, и этот праздник она находит теперь в театре, получив разрешение бывать в дни балетных спектаклей за кулисами бывшего Мариинского театра. На протяжении трех лет она делала там многочисленные наброски, балерины часто бывали и у нее дома — так возникла серия балетных портретов и композиций.

За кулисами

За кулисами

В первые послереволюционные годы в Москве, Петрограде и в других городах открываются выставки, на которых демонстрируются произведения художников разных направлений. Серебрякова — участница нескольких выставок в Петрограде. Ее работы также экспонировались на большой выставке русских художников в Америке в 1924 году, устроенной с целью материальной помощи художникам.

После Нью-Йорка картины выставлялись и в других городах страны, где шла их распродажа. Зинаида Евгеньевна представила на эту выставку 14 произведений. Два из них — «Натюрморт» и «Спящая девочка на красном одеяле» — были проданы сразу же. На вырученные деньги художница, обремененная заботами о семье, решила поехать за границу в надежде найти там частные заказы, устроить выставку.

Натюрморт с предметами искусства

Натюрморт с предметами искусства

В начале сентября 1924 года Серебрякова уехала в Париж. Начался новый период в ее жизни. Серебрякова провела в Париже многие годы. Долгое время не было мастерской. Она снимала маленькие комнаты в самых дешевых отелях. Художница постоянно искала заказы. Но сколько бы она ни работала, заработки были слишком малы, а цены постоянно росли. Чтобы завоевать в чужом городе свое место под солнцем, одного таланта мало: нужны покровители, реклама, деньги, нужны изворотливость и деловитость. Ничего этого у Серебряковой не было. И хотя уже в первые годы жизни в Париже художница зарекомендовала себя одной из лучших портретистов, она большинство работ выполняла за гроши и даже бесплатно — лишь бы иметь клиентуру. При этом заказчики нередко диктовали свои условия: в каком стиле написать портрет, как приукрасить их внешность.

Парижский бульвар

Парижский бульвар

В Париже Зинаида Евгеньевна живет замкнуто. Встречается только с русскими. Страдая от разлуки с семьей, она в 1925 году забирает к себе сына Александра, а в 1928 году – младшую дочь Катю. С детства они хорошо рисовали, и Серебрякова радуется таланту детей. Однако их путь в искусстве был таким же нелегким, как и ее собственный: неустроенность, отсутствие уверенности в завтрашнем дне, поиски заработка.

Почти каждое лето Серебрякова вместе со своей дочерью уезжала в Бретань, на юг Франции или в Швейцарию. Они поселялись вдали от модных курортов и напряженно работали. По-прежнему самыми близкими сердцу художницы оставались сельские мотивы, и она писала крестьянские фермы, деревенские улицы, уборку урожая, людей деревни. В 1926 году в Бретани была начата серия портретов местных рыбаков и крестьян. С большой симпатией переданы в них лица, тяжелые рабочие руки.

За долгие годы пребывания за рубежом Серебряковой дважды выпало счастье работать с особым творческим подъемом. Это было в 1928 и 1932 годах в Марокко. Однако и там она полностью не реализовала своих возможностей.

Марракеш. Стены и башни города

Марракеш. Стены и башни города

Огромные сложности представляло для Серебряковой устройство экспозиций. В 1920-1930-х годах состоялось несколько ее персональных выставок в Париже. Поклонники реалистического искусства проявили к ним большой интерес. В печати Серебрякову называли «одной из самых замечательных русских художниц эпохи», «мастером европейского значения». Но эти отзывы тонули в море статей, рекламировавших абстрактное искусство и оказывавших решающее влияние на вкусы общества: искусство Серебряковой многим казалось устаревшим, поэтому ее произведения покупались с выставок крайне редко.

Серебрякова совершенное не принимала современную духовную культуру Запада. У нее свой собственный мир, свои твердые убеждения, и она страстно отстаивала их. Зинаида Евгеньевна — сторонница классического искусства. Превыше всего для нее — потребность в реальном, жизненном идеале. Обращаясь к искусству прошлого, она ищет в нем вечные ценности и главную из них: любовь к человеку, природе, ко всему живому на земле.

Серебрякову волнует в искусстве не только правдивая передача красоты реального мира, но и насыщенность глубокими философскими мыслями в произведениях Рембрандта, Гойи, Врубеля, Рериха.

У великих предшественников Серебрякова ценит высокое мастерство рисунка, композиции, технику работы различными красками. Художница беспощадно требовательна к себе. Многие свои работы считает слабыми и безжалостно уничтожает их. Горько сожалеет, что некоторые попали в музеи ей «на посрамление», и непрестанно учится у мастеров прошлого: в Лувре по утрам делает рисунки со скульптур XVII века.

Последнее направление в западноевропейской живописи, которое Серебрякова принимает, — импрессионизм. Все, что появилось позже и что принято называть авангардизмом, для нее неприемлемо. Чужд ей и русский авангардизм 1910-х годов: искусство В.В. Кандинского, К.С. Малевича и других.

Но у Серебряковой не было однозначного подхода к творчеству ряда крупных мастеров, прошедших на рубеже двух веков сложный путь поисков. Это прежде всего касается Сезанна. В целом Серебрякова его «не могла терпеть», ее особенно коробило в произведениях художника подчеркивание уродливого, приемы деформации. Однако Серебрякова отдавала должное Сезанну как талантливому колористу. Она высоко ценила Ван Гога за любовь к человеку, природе, за искренность, непосредственность. Двойственным было восприятие Пикассо: ранние импрессионистические работы ей нравились, но она крайне отрицательно относилась к произведениям последующих периодов его творчества.

С оценками Серебряковой можно соглашаться или не соглашаться, но она отличалась цельностью художественного мышления и была удивительно последовательна в утверждении своих взглядов. Это дало ей возможность даже в самые трудные годы жизни сохранить свою самобытность.

Серебрякова постоянно повторяла, что «живет прошлым». Но прошлое никогда не уводило ее от современности. В многоликой, разноплановой культуре XX века огромный интерес для нее представляло советское искусство. Она любила произведения И.Э. Грабаря, М.В. Нестерова, П.Д. Корина, А.А. Дейнеки и многих других.

Уезжая в 1924 году в Париж, Серебрякова не думала, что останется там навсегда. Большой духовной поддержкой для Серебряковой были не только хорошие новости из России, но и то внимание, которое оказывали ей советские общественные организации. Так, весной 1927 года благоприятно решился вопрос о назначении 3.Е. Серебряковой академического обеспечения, когда она вернется на родину. А в 1928-1929 годах в Ленинграде в Выборгском доме культуры открылась персональная выставка художницы. В печати отмечалось, что произведения Серебряковой понятны и дороги советскому народу. В Париже с большой теплотой относились к художнице представители советского посольства: приглашали ее на приемы, выставки, гастрольные спектакли московских театров, поздравляли с праздниками.

Еще в середине 1930-х годов Серебрякова собиралась вернуться на родину. Но затянулись заказные оформительские работы в Бельгии, в доме Броуэра. А потом — вторая мировая война, оккупация Парижа. После войны ее звали на родину дети. Но пришла уже старость, художница тяжело больна и не решается на переезд.

Тогда решено было устроить в России большую персональную выставку Серебряковой. Она открылась в мае 1965 года в Москве в выставочном зале Союза художников СССР. Залы выставки были переполнены. Широкий отклик выставка получила в печати. Были организованы передачи по радио и телевидению. После Москвы произведения художницы увидели в Киеве и в Ленинграде.

Художница долгие годы мечтала о такой выставке. Она тщательно готовилась к ней, очень волновалась в период ее проведения. Выставка в СССР стала для нее большим праздником. Это была долгожданная встреча художницы с новым для нее зрителем, который высоко оценил ее редкий талант. Искусство 3.Е. Серебряковой, обогащенное работами последних десятилетий, вернулось на Родину и было встречено здесь с радостью и признательностью как художниками, так и широким зрителем. Оно заняло свое почетное место в истории русского искусства.



Ад


Багровые языки пламени, непроглядный мрак подземного царства, фантастические фигуры уродливых дьяволов – все

Мадонна Фиренце

Мадонна с младенцем, святыми и ангелами
Несмотря на наличие подписи, остается неясным, кто был автором эрмитажной хоругви. Существовало несколько

«Купающаяся в ручье женщина»


Этот интимный бытовой сюжет, не притязающий ни на какое философское или психологическое значение,

«Пейзаж с замком Стен»


Его могучий реализм, чуждый здесь внешним эффектам, захватывает нас проникновенной

Святой Себастьян

13031601m
Юный, безбородый Себастьян, с густыми вьющимися волосами, голый, прикрытый лишь по чреслам, привязан

«Похищение сабиянок»


Кипучий темперамент великого фламандского мастера заставлял его весьма вольно обращаться

«Венера» Веласкеса


Настоящая известность «Венеры с зеркалом» началась с выставки испанской живописи, устроенной Королевской Академией

«Лавки» Снейдерса


Многообразие форм и красок, живой ритм, особый мажорный тон и яркая декоративность присущи каждой из этих картин,

Мастер женских полуфигур


Однако Мастер женских полуфигур выработал собственную индивидуальность

Творчество Артсена


Он обобщал формы, уменьшал количество деталей и мелочей в картине, стремился к ясности композиции. В образе

Нидерландская «Голгофа»


Четкие линии ограничивают контуры тел, контрасты света и тени выявляют их пластический

Исцеление иерихонского слепца


Христос, исцеляющий слепого, изображен в центре, но не на первом плане, а в глубине

Ночное кафе


В «Ночном кафе» – ощущение пустоты жизни и разобщенности людей. Оно выражено тем сильнее, что вера в жизнь

Едоки картофеля


Это программное произведение художника, он писал его с огромным увлечением и мыслил как вызов академическому

Портрет Томаса Мора


Широкий красивый лоб. Тесно сомкнутые губы. Человек действия? Безусловно. Но и умница, с живым любопытством

Юдифь


На ней была изображена молодая женщина, попирающая ногой мертвую голову врага. В глубокой задумчивости, держа

Фрески Дионисия


Оторвать от этих росписей взгляд невозможно. В них гармония и изящество, в них светлая праздничность, в них

Страшный суд


Страшный суд. Тот, на котором, по учению церкви, воздается всем: и праведникам и грешникам. Страшный, последний

Гентский алтарь


Краски, засиявшие на бессмертных картинах Яна ван Эйка, не имели себе равных. Они переливались, сверкали,

Тайны «Помолвки»


Таинство брака носило в средневековье несколько иной характер, чем ныне. Взаимное решение о вступлении в брак

Дмитревский

Режиссировать драматические пьесы и спектакли русских комических опер Дмитревский начал в 1780 году в театре Книппера, затем в его постановке и частично при его участии шли все без исключения оперы Пашкевича, мелодрама

Буманц

Буманц своими произведениями создаёт атмосферу приятной неожиданности, яркой необычности, мягкости восприятия. Картины заставляют всматриваться в свой нетрадиционный мир, в свои очертания, и их зовущие краски, незатейливые и добрые.

Рафаэль-II

Впрочем, своему появлению в Риме Рафаэль был, несомненно, в первую очередь обязан самому себе — своей неуемной страсти к совершенствованию, ко всему новому, к работе крупной и масштабной. Начинается великий взлет.

Рафаэль-I

В декабре 1753 года специалисты отправились в Пьяченцу. На сей раз монахи предоставили им возможность обследовать картину. В своем отзыве Джованини напишет: несомненно, Рафаэль; состояние картины более или менее терпимое,

Фальконе-II

И Фальконе решил сам взяться за отливку статуи. Иного выхода нет. Фальконе не может не завершить своего дела. Слишком многое связано у него с этим монументом, и он должен довести его до конца. Конечно, он не литейщик. Но если нет мастера,

Фальконе-I

Эти десять лет в немалой степени помогли художнику и обрести свое кредо. Превращается за эти годы подмастерье-столяр в одного из образованнейших людей своего века. Ему, еще недавно с ошибками писавшему по-французски,

Серебрякова

Ее произведения рождались из постоянных раздумий и сильных душевных переживаний. Необычайно эмоциональная по натуре, она остро реагировала на все проявления жизни, близко принимала к сердцу радость и горе. Она любила

Кочар

Кочар пробовал себя в разных направлениях живописи, желая найти и утвердить в искусстве свой индивидуальный подход к миру и человеку в нем. Эти поиски не ограничивались чисто внешними техническими приемами, они были

Залькалн

Залькалн полон грандиозных проектов и замыслов, стремлений отдать всю энергию, весь творческий опыт своему народу, заставить улицы и площади города заговорить языком искусства. Он мечтал о «дворцах из грез» — величественных

Томский (Гришин)

На всю жизнь полюбил эту работу Николай. А когда подрос, начал помогать отцу. Металл стал послушен и его рукам.
Но думал ли юноша, что не вершковые железные поделки, а саженные бронзовые громады будут покорны его сильной

Белашова-Алексеева

Суть творческого процесса для Белашовой и состоит в высвобождении мысли, а это дело нелегкое, требующее громадных душевных сил. Для нее цель искусства заключается в том, чтобы принести человеку радость сопричастности

Лебедева

Вступать в поединок, в спор с мертвой природой, с вязкой, тяжелой массой глины, которую надо было одухотворить, насытить своим волнением, болью, мыслью и чувством. Она не копировала натуру, а заново творила мир — из глины

Мухина

В конце 1912 года Мухина переезжает в Париж и поступает в одну из частных академий, где преподавал Бурдель. Общение с Бурделем, живой пример его искусства, его тонкая художественная интуиция, его критика развивают в ней

Манизер

Огромная самодисциплина и поразительное трудолюбие сделали Матвея Манизера уже к тридцати годам трижды образованным человеком с широким кругом интересов и на редкость обширной эрудицией. Но любовь к скульптуре одержала

Меркуров

Дореволюционное творчество Меркурова было тесно связано с развитием так называемого стиля «модерн», с тенденциями стилизаторства. Ранним работам Меркурова свойственны статичность композиции, скованность движений,

Шадр

Из всех видов искусства этот разнообразно одаренный человек выбирает скульптуру. На этот раз навсегда. Он хочет быть тем, кто оживляет камни, кто создает бронзовые легенды. Сам великий Репин, увидев рисунки Шадра, благословил его на этот путь

Андреев

Двадцать лет творческого труда — и три памятника. Даже если бы скульптор не создал ничего, кроме них, все равно его имя прочно вошло бы в историю искусства. Ибо все эти три памятника — столь непохожие по содержанию, настроению, форме

Ватагин

Искусству Ватагин учился от случая к случаю, бессистемно. Но настоящей его академией стала работа с натуры во многих зоопарках — и во время путешествий по отечеству, и по далеким заморским странам. Исполнились мечты

Эрьзя (Нефедов)

В Строгановское училище в Москве Эрьзю не приняли: переросток (ему в это время было уже двадцать пять лет). Директор училища Глоба сказал ему: «Вернись в деревню и плоди подобных себе». Юноша ответил: «Нет, не вернусь! Я буду

Шервуд

Но все же Шервуду удается поставить свой памятник. В 1910 году по его проекту в Кронштадте, на Якорной площади, перед Морским собором сооружается памятник адмиралу В. О. Макарову. На пятиметровой гранитной глыбе возвышается