Люди

Март 17, 2014

Отец Этьена Мориса Фальконе был подмастерьем столяра, а мать — дочерью сапожника. Все, как у миллионов других выходцев из третьего сословия: нищее детство, необходимость рано зарабатывать на хлеб насущный. В достатке во Франции и во времена Людовика XIV, и при Людовике XV жили лишь лица привилегированные. Тот, кто своим трудом обогащал королевство, народ Франции был бесправен, унижен, замучен поборами. Ничего удивительного в том, что в восемнадцать лет он не пошел дальше начальной школьной премудрости: с грехом пополам умел читать и писать. И этому он научился почти самоучкой. Родные считали, что не так уж много знаний необходимо мастеровому парню. Знал бы ремесло, был бы честен и не забывал бы по воскресеньям дорогу в церковь.

Руки у него были ловкие. Быть бы ему резчиком по дереву, если бы он однажды не набрался решимости показать свои рисунки знаменитому в ту пору скульптору Лемуану. Рисунки — это был его отдых, его страсть. Как и лепка. Взял первый попавшийся рисунок и отправился. О том, что произошло далее, он не без юмора рассказал через полсотни лет в своих мемуарах.

«Сердце у меня то замирало, то колотилось. Я постучал. Дверь открыл крошечный старичок в рабочем халате, весь в глине и гипсе, и вежливо осведомился, что мне угодно. Отступать было поздно, да и некуда. «Мне бы хотелось повидать господина Лемуана»,— с трудом вымолвил я. «Это я,— ответствовал он,— чем могу служить?» Я молча протянул ему свой рисунок. Несколько минут старичок внимательно рассматривал его, а затем принялся расспрашивать меня, есть ли у меня другие рисунки, давно ли я работаю, нравится ли мне рисовать?»

В тот же день Этьенн Морис Фальконе стал помощником в ателье скульптора Лемуана. В восемнадцать лет он только начинающий. Пробелы в его образовании — чудовищны. Но так велика любознательность, сильна жажда познания и прекрасна память, что он все нагонит. А привычка к самостоятельным суждениям, к философскому осмыслению всего сущего в немалой степени содействует тому, что он превратится в одного из самых самостоятельных и оригинальных мастеров и теоретиков искусства.

Лемуан учит по старинке. Побольше упражнений. Недели и месяцы уходят на копирование старинных гравюр, на срисовывание древнеримских орнаментов, месяцами внимательно штудируется натура, копируются античные головы, бюсты, торсы. Разумеется, Лемуан знакомит Фальконе и с современной французской классикой.

Но влечет его не эта нарядная, красивая, но холодноватая скульптура, чья сила заключалась в том, что она служила как бы декоративным элементом, заполняя пустоты огромных залов и аллей. Изо всего великого множества статуй и скульптур он запомнил и полюбил больше всего фигурную группу «Милон Кротонский, терзаемый львом». Творение скульптора Пюже и впрямь сильно отличалось. Здесь было движение, накал страстей, здесь чувствовалась самостоятельность художника.

Для того, чтобы стать членом Академии Фальконе в 1744 году исполняет скульптурную группу. Она носит почти то же название, что и группа Пюже: «Милон Кротонский, пожираемый львом». Повторение? Только темы. Ибо Фальконе занимает не столько идея страдания, сколько изображение схватки. И изображение живого человеческого тела, одухотворение его. Сочетание этих двух условий должно было, по мнению мастера, способствовать достижению совершенства в скульптуре.

Милон из города Кротон в Италии отличался недюжинной силой. Однажды он вознамерился из хвастовства разорвать руками огромный пень. И был наказан. Руку защемило, и когда на Милона напал лев, то, хотя атлет и сопротивлялся отчаянно, вырваться ему из когтей льва не удалось.

Милон Кротонский, пожираемый львом

Милон Кротонский, пожираемый львом

Самый напряженный, самый драматический момент схватки избирает для своей скульптуры Фальконе. Нападение молниеносно и неожиданно. Сбит с ног Милон. С неистовым напряжением пытается он подняться, но тщетны его усилия. Грозен, мощен, дик, кровожаден вцепившийся ему в бедро стремительный и сильный зверь. И все-таки Милон борется. Пока жив человек — жива надежда.

Группа была выставлена в 1745 году в Салоне. И начинается скандал. Академический совет отказывается присвоить Фальконе звание «agregee» («причисленного») — необходимой степени для того, чтобы стать членом Академии. Основание очень простое: работа несамостоятельна.

Тщетно пытается Лемуан доказать всю вздорность такого утверждения. Тщетно ссылается на то, что работа принципиально отличается от работы Пюже. В конце концов Лемуану удается добиться некоего компромисса. Аспиранту разрешается вторичное испытание. С тем, однако, унизительным условием, что эта работа будет исполнена непосредственно в Академии и под неусыпным контролем ее профессоров.

Ему навязывают типичную академическую аллегорическую тему: «Гений скульптуры, опирающийся на античный торс». Навязывают и решение. Все должно быть исполнено в духе подражания академическим образцам.

Амур

Амур

Возникает произведение, от которого никому не прибавляется радости. Но секретарь на сей раз выносит вполне приемлемое решение: считать соискателя выполнившим первое условие испытания. Но для окончательного приема в Академию ему необходимо преодолеть еще одно испытание. По существовавшим правилам художник, для того чтобы стать полноправным членом Академии, должен был исполнить вторую работу. И эта работа непременно должна была быть выполнена в мраморе. На сей раз выбор темы предоставляется скульптору.

Фальконе снова избирает противоборство Милона и льва. Упрямство? Вряд ли. Скорее упорство в достижении цели.

Только через десять лет удается Фальконе стать академиком. Десять лет жизни уйдет на то, чтобы исполнить задуманный сюжет, и исполнить его так, как он считал это необходимым. По свидетельству современников, скульптор показал себя отличным мастером композиции. Трагизм ситуации, пафос борьбы захватывали в этой далеко не ординарной скульптуре.

Купальщица

Купальщица

Эти десять лет в немалой степени помогли художнику и обрести свое кредо. Превращается за эти годы подмастерье-столяр в одного из образованнейших людей своего века. Ему, еще недавно с ошибками писавшему по-французски, подвластными становятся и латынь, и греческий. Лишь понаслышке знавший о существовании античной культуры, он становится одним из тончайших ее ценителей и знатоков. У него блестящая память. И способности, и трудолюбие, и неистощимый интерес к знаниям, и стремление понять суть вещей, разобраться в них глубоко.

Он начал поздно. Но мало кто может сравниться с ним по основательности приобретаемых знаний. Это в те годы он переводит и снабжает комментариями знаменитый трактат по искусству древнеримского писателя Плиния Старшего. Наряду с античными он читает и современных авторов. Размышляет, запоминает, сравнивает.

Пигмалион и Галатея

Пигмалион и Галатея

Фальконе и в молодые годы был далек от безоговорочного преклонения перед античностью, проповедниками которой выступали сторонники господствовавшего в искусстве классицизма. Правду и красоту хотели они видеть в этом искусстве. С последним Фальконе был согласен. Но слепое подражание античным образцам его раздрожало.

Чувства являются душой произведения, считал Фальконе. «В основе творения всегда должна быть положена мысль, идея,— писал он.— Идея рождает творения, а не следование тому или иному, пусть высокому образцу».

31 августа 1754-го Фальконе становится академиком. Годом позже он адъюнкт-профессор. 7 марта 1761 года он назначается профессором.

Фальконе удалось отстоять свою тему, свой подход к делу, более того: уверенно сделать свои первые самостоятельные шаги. Его «Милон Кротонский» приобрел известность и за пределами Франции.

Но известность не слишком-то помогала жить, а скульптор зависит от заказов. Во Франции в середине XVIII века в моде галантный жанр, и от тех времен сохранились несколько тонких и элегантных работ Фальконе. Но куда им по силе экспрессии до «Милона Кротонского».

1757 год. На сорок втором году жизни Этьенн Морис Фальконе становится директором отделения скульптуры фарфоровой мануфактуры в Севре. Должность эту скульптор называл своей барщиной и несколько стеснялся ее. Впрочем, истинный художник, он и тут создает немало чудесных композиций — светлых, поэтичных.

В салонах широкое признание получают его лукавый «Амур», заговорщически приложивший палец к губам, его стройная «Купальщица». Были в них, да и в других его творениях, таких, как «Пигмалион и Галатея», как «Зима», изящество, живость наблюдений и нежная грусть.

Зима

Зима

Современники рассказывают: заклятый враг Фальконе, известнейший скульптор Пигаль, увидев «Купальщицу», воскликнул: «Как жаль, что это не моя работа!»

И все же не было удовлетворения. Даже от скульптур, исполненных для церкви св. Роха, хотя в какой-то степени ему и удалось вернуться в них к сюжетам драматическим, эмоционально глубоким.

Несомненно, удачно была изваяна группа «Распятие»: Христос на кресте, плачущая Мария Магдалина, композиция «Благовещение». Но при работе приходилось считаться с «заданной» темой и с «заданным» пространством — церковь была построена давно, ее просто подновляли. К тому же автор проекта реконструкции не хотел допускать никаких отклонений от своего, утвержденного церковным советом плана — и это связывало скульптору руки.

Время идет. В 1765 году Фальконе исполняется сорок девять лет.

Следующая



Ад


Багровые языки пламени, непроглядный мрак подземного царства, фантастические фигуры уродливых дьяволов – все

Мадонна Фиренце

Мадонна с младенцем, святыми и ангелами
Несмотря на наличие подписи, остается неясным, кто был автором эрмитажной хоругви. Существовало несколько

«Купающаяся в ручье женщина»


Этот интимный бытовой сюжет, не притязающий ни на какое философское или психологическое значение,

«Пейзаж с замком Стен»


Его могучий реализм, чуждый здесь внешним эффектам, захватывает нас проникновенной

Святой Себастьян

13031601m
Юный, безбородый Себастьян, с густыми вьющимися волосами, голый, прикрытый лишь по чреслам, привязан

«Похищение сабиянок»


Кипучий темперамент великого фламандского мастера заставлял его весьма вольно обращаться

«Венера» Веласкеса


Настоящая известность «Венеры с зеркалом» началась с выставки испанской живописи, устроенной Королевской Академией

«Лавки» Снейдерса


Многообразие форм и красок, живой ритм, особый мажорный тон и яркая декоративность присущи каждой из этих картин,

Мастер женских полуфигур


Однако Мастер женских полуфигур выработал собственную индивидуальность

Творчество Артсена


Он обобщал формы, уменьшал количество деталей и мелочей в картине, стремился к ясности композиции. В образе

Нидерландская «Голгофа»


Четкие линии ограничивают контуры тел, контрасты света и тени выявляют их пластический

Исцеление иерихонского слепца


Христос, исцеляющий слепого, изображен в центре, но не на первом плане, а в глубине

Ночное кафе


В «Ночном кафе» – ощущение пустоты жизни и разобщенности людей. Оно выражено тем сильнее, что вера в жизнь

Едоки картофеля


Это программное произведение художника, он писал его с огромным увлечением и мыслил как вызов академическому

Портрет Томаса Мора


Широкий красивый лоб. Тесно сомкнутые губы. Человек действия? Безусловно. Но и умница, с живым любопытством

Юдифь


На ней была изображена молодая женщина, попирающая ногой мертвую голову врага. В глубокой задумчивости, держа

Фрески Дионисия


Оторвать от этих росписей взгляд невозможно. В них гармония и изящество, в них светлая праздничность, в них

Страшный суд


Страшный суд. Тот, на котором, по учению церкви, воздается всем: и праведникам и грешникам. Страшный, последний

Гентский алтарь


Краски, засиявшие на бессмертных картинах Яна ван Эйка, не имели себе равных. Они переливались, сверкали,

Тайны «Помолвки»


Таинство брака носило в средневековье несколько иной характер, чем ныне. Взаимное решение о вступлении в брак

Дмитревский

Режиссировать драматические пьесы и спектакли русских комических опер Дмитревский начал в 1780 году в театре Книппера, затем в его постановке и частично при его участии шли все без исключения оперы Пашкевича, мелодрама

Буманц

Буманц своими произведениями создаёт атмосферу приятной неожиданности, яркой необычности, мягкости восприятия. Картины заставляют всматриваться в свой нетрадиционный мир, в свои очертания, и их зовущие краски, незатейливые и добрые.

Рафаэль-II

Впрочем, своему появлению в Риме Рафаэль был, несомненно, в первую очередь обязан самому себе — своей неуемной страсти к совершенствованию, ко всему новому, к работе крупной и масштабной. Начинается великий взлет.

Рафаэль-I

В декабре 1753 года специалисты отправились в Пьяченцу. На сей раз монахи предоставили им возможность обследовать картину. В своем отзыве Джованини напишет: несомненно, Рафаэль; состояние картины более или менее терпимое,

Фальконе-II

И Фальконе решил сам взяться за отливку статуи. Иного выхода нет. Фальконе не может не завершить своего дела. Слишком многое связано у него с этим монументом, и он должен довести его до конца. Конечно, он не литейщик. Но если нет мастера,

Фальконе-I

Эти десять лет в немалой степени помогли художнику и обрести свое кредо. Превращается за эти годы подмастерье-столяр в одного из образованнейших людей своего века. Ему, еще недавно с ошибками писавшему по-французски,

Серебрякова

Ее произведения рождались из постоянных раздумий и сильных душевных переживаний. Необычайно эмоциональная по натуре, она остро реагировала на все проявления жизни, близко принимала к сердцу радость и горе. Она любила

Кочар

Кочар пробовал себя в разных направлениях живописи, желая найти и утвердить в искусстве свой индивидуальный подход к миру и человеку в нем. Эти поиски не ограничивались чисто внешними техническими приемами, они были

Залькалн

Залькалн полон грандиозных проектов и замыслов, стремлений отдать всю энергию, весь творческий опыт своему народу, заставить улицы и площади города заговорить языком искусства. Он мечтал о «дворцах из грез» — величественных

Томский (Гришин)

На всю жизнь полюбил эту работу Николай. А когда подрос, начал помогать отцу. Металл стал послушен и его рукам.
Но думал ли юноша, что не вершковые железные поделки, а саженные бронзовые громады будут покорны его сильной

Белашова-Алексеева

Суть творческого процесса для Белашовой и состоит в высвобождении мысли, а это дело нелегкое, требующее громадных душевных сил. Для нее цель искусства заключается в том, чтобы принести человеку радость сопричастности

Лебедева

Вступать в поединок, в спор с мертвой природой, с вязкой, тяжелой массой глины, которую надо было одухотворить, насытить своим волнением, болью, мыслью и чувством. Она не копировала натуру, а заново творила мир — из глины

Мухина

В конце 1912 года Мухина переезжает в Париж и поступает в одну из частных академий, где преподавал Бурдель. Общение с Бурделем, живой пример его искусства, его тонкая художественная интуиция, его критика развивают в ней

Манизер

Огромная самодисциплина и поразительное трудолюбие сделали Матвея Манизера уже к тридцати годам трижды образованным человеком с широким кругом интересов и на редкость обширной эрудицией. Но любовь к скульптуре одержала

Меркуров

Дореволюционное творчество Меркурова было тесно связано с развитием так называемого стиля «модерн», с тенденциями стилизаторства. Ранним работам Меркурова свойственны статичность композиции, скованность движений,

Шадр

Из всех видов искусства этот разнообразно одаренный человек выбирает скульптуру. На этот раз навсегда. Он хочет быть тем, кто оживляет камни, кто создает бронзовые легенды. Сам великий Репин, увидев рисунки Шадра, благословил его на этот путь

Андреев

Двадцать лет творческого труда — и три памятника. Даже если бы скульптор не создал ничего, кроме них, все равно его имя прочно вошло бы в историю искусства. Ибо все эти три памятника — столь непохожие по содержанию, настроению, форме

Ватагин

Искусству Ватагин учился от случая к случаю, бессистемно. Но настоящей его академией стала работа с натуры во многих зоопарках — и во время путешествий по отечеству, и по далеким заморским странам. Исполнились мечты

Эрьзя (Нефедов)

В Строгановское училище в Москве Эрьзю не приняли: переросток (ему в это время было уже двадцать пять лет). Директор училища Глоба сказал ему: «Вернись в деревню и плоди подобных себе». Юноша ответил: «Нет, не вернусь! Я буду

Шервуд

Но все же Шервуду удается поставить свой памятник. В 1910 году по его проекту в Кронштадте, на Якорной площади, перед Морским собором сооружается памятник адмиралу В. О. Макарову. На пятиметровой гранитной глыбе возвышается