Живопись

Мария во славе

Июль 4, 2012

Мария во славе

Нидерландское искусство с первых лет XVI века характеризуется напряженными исканиями нового, стремлением преодолеть застой, наступивший в конце предшествующего столетия, выработать новые изобразительные формы, новый художественный язык. Медленно, но уверенно искусство выходило на новые пути. Однако консервативные традиции XV столетия были еще очень стойкими и особенно остро чувствовались в городе Брюгге, когда-то блестящем центре, переживавшем теперь упадок. В начале века там работали Герард Давид и его последователь Ян Провост (около 1465–1529). Одна из лучших картин Провоста – «Мария во славе» – представляет собою типичный алтарный образ. Религиозное настроение сочетается в ней с торжественностью, неподвижностью и строгой застылостью образа мадонны. Окруженная лучезарным золотым сиянием, она стоит на полумесяце, в облаках, с младенцем Христом па руках. Справа и слева от нее парят ангелы, играющие на виоле и мандолине. Композицию венчают изображения бога-отца и святого духа в виде голубя.

Но Провост не остался равнодушным к новым веяниям эпохи. В то время как верхняя часть по композиции напоминает аналогичные образцы средневекового искусства, нижняя трактована по-иному. Здесь нет золотого фона, скованных, застывших в своем величии фигур. Они свободны в движениях, лица выразительны, жесты естественны. На первом плане, справа, изображен коленопреклоненный царь Давид, играющий на арфе. На голове его – широкополая шляпа, на плечах – роскошный кафтан. Слева, также на коленях, стоит римский император Август с короной в одной руке и скипетром – в другой. Две миловидные сивиллы положили им руки на плечи.

Центральное место на первом плане занимает Персидская сивилла. Рядом с нею – два пророка. Все действующие лица одеты в костюмы XVI века. Глядя на седобородого старика, в задумчивости почесывающего высокий лоб очками, забываешь, что это пророк. Девушка с волосами, изящно уложенными в жемчужную сетку, и в корсаже, украшенном драгоценными камнями, столь же мало ассоциируется в нашем представлении с сивиллой.

Появление в нидерландской живописи сивилл, персонажей греческой мифологии, наряду с ветхозаветными пророками, было новшеством, отразившим интерес к античности, усилившийся в XVI веке. Эта попытка религиозного оправдания античной классики была поддержана нидерландскими гуманистами.

В отличие от плоского золотого фона верхней части композиции, в нижнюю включен пейзаж. В глубине, под ясным небом, поблескивает морской залив, и корабли скользят по глади его вод. У берега громоздится замок, высоко на скалах виднеются две неприступные крепости. К ним ведет лесная дорога через холмы и пригорки. Пейзаж отличается такой свежестью и точностью в передаче деталей, что возникает мысль, не изобразил ли художник какую-то конкретную местность. Во всяком случае специалисты не оставляют надежды идентифицировать постройки, показанные па втором плане.

При всей непосредственности поз и движений, в расстановке фигур пророков и сивилл есть что-то искусственное, а в целом группа напоминает умело построенную театральную сцену. Действительно, при создании композиции художник использовал свои впечатления от костюмированных постановок, которые он наблюдал во время празднеств. Более того, Провост был деканом гильдии живописцев города Брюгге, и эта должность обязывала его руководить оформлением улиц, а также устройством театрализованных шествий в торжественные дни. В этой связи любопытно отметить, что в 1520 году парадный въезд императора Карла V в Брюгге сопровождался шествием, в котором среди прочих костюмированных фигур были пророки и сивиллы. Есть сведения и о других случаях использования этой темы в театрализованных постановках.

Согласно документам, хранящимся в архиве Брюгге, художник исполнил картину в 1524 году для алтаря пророка Даниила в церкви св. Донанциана. Во второй половине XVI века, во время иконоборческого движения, она была замурована между двумя рядами кирпичной кладки стен этой церкви и забыта там. Случайно обнаруженная в начале XIX века, картина попала в коллекцию нидерландского короля Виллема II в Гааге, из которой в 1850 году поступила в Эрмитаж. Повреждения, которые были нанесены картине (особенно в верхней части) при падении кирпичей в тайнике, искусно реставрированы и сейчас не заметны.

Исследование картины с помощью новейших методов в физической лаборатории Эрмитажа дало интереснейшие результаты.

Оказалось, что под слоем живописи существует детальный прекрасно выполненный подготовительный рисунок. Он лежит на белом меловом грунте и выполнен черным пигментом. Линии рисунка определяют контуры фигур, детали одежды и пейзажа. Густая штриховка подчеркивает тени. Некоторые части композиции, например лица пророков, выглядят на этой подготовительной стадии выразительней, чем в закопченном виде. Покрыв рисунок масляной краской, художник в значительной мере смягчил суровые, вдохновенные лица, а вся картина стала более спокойной.

Напряженность творческих поисков художника проявилась также и в том, что во многих местах обнаружились исправления или дополнения рисунка, сделанные в ходе работы. Так, пальцы рук то имеют двойной контур, то изменено их положение. Нередко исправлены очертания тел или детали одежды. Но самое интересное заключается в существенном изменении композиции: фигура бога-отца, ныне венчающая картину, первоначально помещалась слева. Очерковый рисунок этой фигуры в трехчетвертном повороте обнаружился под слоями краски чуть левее ангела, играющего на лютне. Перенесенная наверх и в центр фигура бога-отца приобрела фронтальное положение. Иные фигуры были также справа и вверху.

Обнаруженный на этом произведении подготовительный рисунок имеет свой неповторимый почерк, и когда подобный же рисунок был открыт на другой картине, предположительно приписанной Яну Провосту, – «Мадонна с младенцем», всякие сомнения по поводу ее авторства отпали. Таким образом, Эрмитаж обладает двумя оригинальными работами брюггского мастера.



ГМИИ им. Пушкина. Итальянцы XV—XVI

П. Бордоне. Мадонна с младенцем, Иоанном Крестителем и св. Георгием
Герои религиозной легенды в картине венецианского мастера наделены земной полнокровной

ГМИИ: пластика малых форм


Статую заказал мастеру герцог Козимо Медичи в 1545 году, и спустя девять лет она была

ГМИИ им. Пушкина. Итальянцы XIII—XV

Сано ди Пьетро. Усекновение главы Иоанна Предтечи
«Усекновение главы Иоанна Предтечи» Сано ди Пьетро была частью полиптиха — большой

ГМИИ им. Пушкина. Египет и Византия


Общий ход эволюции искусства в Римской империи уводил

Музей Шерлока Холмса


Кроме того, потомки писателя были категорически против музея, посвященного его вымышленному персонажу, отказались

Британский музей


Эта находка сыграла важнейшую роль в изучении истории Древнего Египта. На камне, найденном

Национальная галерея


Собрание Национальной галереи считается одним из лучших в мире. Интересно, что здание

Эрмитаж


Зал был задуман как мемориальный и посвящен памяти Петра I. Это нашло непосредственное отражение в

Старая Пинакотека


Отличительная особенность этого музея состоит в том, что среди его экспонатов нет ни произведений скульптуры, ни графики,

Третьяковская галерея


Приступая к осуществлению поставленной перед собой задачи, Третьяков имел ясно

Оружие в Эрмитаже


Доспех прикрывал почти все тело рыцаря подвижно скрепленными пластинами, шлем полностью защищал

Музей Орсе


Работы – «Завтрак на траве» (1863) и «Олимпия» (1863), – когда-то вызвавшие бурю негодования публики

Ад


Багровые языки пламени, непроглядный мрак подземного царства, фантастические фигуры уродливых дьяволов – все

Мадонна Фиренце

Мадонна с младенцем, святыми и ангелами
Несмотря на наличие подписи, остается неясным, кто был автором эрмитажной хоругви. Существовало несколько

«Купающаяся в ручье женщина»


Этот интимный бытовой сюжет, не притязающий ни на какое философское или психологическое значение,

«Пейзаж с замком Стен»


Его могучий реализм, чуждый здесь внешним эффектам, захватывает нас проникновенной

Святой Себастьян

13031601m
Юный, безбородый Себастьян, с густыми вьющимися волосами, голый, прикрытый лишь по чреслам, привязан

«Похищение сабиянок»


Кипучий темперамент великого фламандского мастера заставлял его весьма вольно обращаться

«Венера» Веласкеса


Настоящая известность «Венеры с зеркалом» началась с выставки испанской живописи, устроенной Королевской Академией

«Лавки» Снейдерса


Многообразие форм и красок, живой ритм, особый мажорный тон и яркая декоративность присущи каждой из этих картин,

Мастер женских полуфигур


Однако Мастер женских полуфигур выработал собственную индивидуальность

Творчество Артсена


Он обобщал формы, уменьшал количество деталей и мелочей в картине, стремился к ясности композиции. В образе

Нидерландская «Голгофа»


Четкие линии ограничивают контуры тел, контрасты света и тени выявляют их пластический

Исцеление иерихонского слепца


Христос, исцеляющий слепого, изображен в центре, но не на первом плане, а в глубине

Ночное кафе


В «Ночном кафе» – ощущение пустоты жизни и разобщенности людей. Оно выражено тем сильнее, что вера в жизнь

Едоки картофеля


Это программное произведение художника, он писал его с огромным увлечением и мыслил как вызов академическому

Портрет Томаса Мора


Широкий красивый лоб. Тесно сомкнутые губы. Человек действия? Безусловно. Но и умница, с живым любопытством

Юдифь


На ней была изображена молодая женщина, попирающая ногой мертвую голову врага. В глубокой задумчивости, держа

Фрески Дионисия


Оторвать от этих росписей взгляд невозможно. В них гармония и изящество, в них светлая праздничность, в них

Страшный суд


Страшный суд. Тот, на котором, по учению церкви, воздается всем: и праведникам и грешникам. Страшный, последний

Гентский алтарь


Краски, засиявшие на бессмертных картинах Яна ван Эйка, не имели себе равных. Они переливались, сверкали,

Тайны «Помолвки»


Таинство брака носило в средневековье несколько иной характер, чем ныне. Взаимное решение о вступлении в брак