Скульптура

Сентябрь 1, 2013

14 января 1506 года архитектор Джулиано да Сангалло постучал в дверь знаменитого Микеланджело. «Маэстро,— крикнул он,— у меня великолепная новость. Тут неподалеку, в винограднике, крестьянин нашел древнюю статую. Сейчас ее начнут раскапывать». Вначале высвободилась из земляного плена рука. Потом появилась голова немолодого бородатого мужчины: гримаса страдания исказила его лицо. Затем стали видны вздувшиеся кольца змеи. Крестьяне продолжали трудиться. Мрамор был чистый, красивый, белый, словно и не лежала в земле статуя. Скульптура оказалась многофигурной — целая композиция. Помимо мужчины — еще и два мальчика, один постарше, другой помоложе. Смертоносные змеи обвились вокруг мальчиков и отца.

«Лаокоон!—воскликнул Сангалло.— Это Лаокоон! Тот самый, о котором писал Плиний Старший». Новость мгновенно распространилась по Риму. Со всей округи тянулись люди. Вокруг ямы пришлось выставить охрану. Потом прибыла ватиканская стража: папа Юлий II еще за несколько лет до этого оставил за собой право приобретать все понравившиеся ему античные статуи. Покровительство искусству он считал одним из действенных средств укрепления своего авторитета и усиления папской власти. Найденную группу Юлий II купил у владельца виноградника Феликса да Фредди, уступив ему пожизненно доходы с заставы Порте Сан Джованни.

Виноградник, так утверждали некоторые, находился на месте, где некогда стоял дворец царствовавшего в 79-81 годах императора Тита. Виноградник на месте дворца — это в Риме в начале XVI века было делом обычным.

При папе Иннокентии VIII в 1490 году вблизи от Ватиканского дворца был воздвигнут Бельведерский дворец. По поручению папы Юлия II в 1503 году Браманте соединил его с Ватиканским дворцом двумя великолепными галереями.

Найденную статую помещают во Дворе статуй в Бельведере. Здесь для нее сооружают особую нишу. Следует заметить, что скульптурная группа, хотя в общем сохранилась хорошо, была не без изъянов: отсутствовали правые руки у отца и у младшего сына и так и не нашлась кисть правой руки старшего сына.

Лаокоон (фрагмент)

Лаокоон (фрагмент)

Плиний Старший (он жил в 23-79 годах) был не только писателем, но и ученым. Его «Естественная история» в 37 книгах стала в античности своего рода энциклопедией. По ней вполне четко можно представить себе круг и уровень знаний в Древнем Риме по космографии, биологии, географии, медицине, минералогии и многим другим наукам. Именно в «Естественной истории», в которой содержались сведения и по истории искусств, быту и экономике, Плиний упомянул о «Лаокооне», «находящемся во дворце императора Тита». Это произведение, подчеркивал он, «надо поставить выше всех памятников и скульптур». И еще он писал, что Лаокоона, его сыновей и удивительные изгибы змей сделали, по общему решению, из одного камня величайшие художники Агесандр, Полидор и Атенодор, родосцы.

По просьбе папы Юлия II исследование найденной скульптуры предпринимает Микеланджело. Он приходит к выводу, что три фигуры, вопреки Плинию, изваяны из двух кусков мрамора. По меньшей мере четыре скрепы насчитывает он. То же подтверждает и скульптор Джованни Кристофано.

Скрепами называли (называют и сейчас) прямоугольные пластинки, с помощью которых на мраморных статуях присоединяют к корпусу отдельно изваянные части тела. Как правило, скрепы свидетельствуют о том, что перед нами копия произведения. Копия, выполненная в мраморе с оригинала, сделанного в бронзе. Скульптор, высекающий свое произведение из мрамора, обычно не пользуется скрепами: он прибегает к драпировкам или другим элементам, органически связанным с композицией.

Первым, кто вскоре после открытия реставрировал найденную скульптуру, был Баччо Бандинелли, флорентийский художник и скульптор, живший в ту пору в Риме. Впрочем, поскольку по распоряжению папы была сделана копия, то Бандинелли свою реставрацию осуществил на этой копии.

Вскоре, однако, папа пожелал реставрировать саму находку. Микеланджело рекомендовал ему своего ученика и помощника Монторсолли. Сохранились сведения, что Монторсолли исполнил это в глине.

Нынешняя реставрация была осуществлена позднее, в XVIII веке,скульптором Корнаккини. Знаменитую скульптуру видели поколения и поколения людей.

Но что, собственно, в основе мифа о Лаокооне? Полнее и лучше всего об этом рассказано в знаменитой поэме древнеримского поэта Вергилия «Энеида». Она была написана в I веке до нашей эры.

В «Энеиде», героической поэме, посвященной подвигам и свершениям легендарного прародителя римлян, троянца Энея, Вергилий повествует о «начале начал» древнейшей истории жителей Вечного города. В том числе, разумеется, и о том, почему потерпели поражение троянцы, в силу каких причин вынужден был покинуть Трою и отправиться в поисках новой родины — в Италию — в трудное свое путешествие Эней.

Работа продвигалась медленно. В 25 году до нашей эры, через четыре года после того, как он принялся за свою поэму, в ответ на письма Августа, просившего ускорить ее написание, Вергилий сообщал, что у него нет еще ничего готового, что он только начал и погружен в изучение материала. Лишь к 23 году до нашей эры поэт обработал вторую, четвертую и шестую песни поэмы и прочитал их Августу.

Завершив вчерне всю поэму, в 19 году до нашей эры Вергилий предпринял путешествие в Грецию и Малую Азию. Ему хотелось — перед окончательной отделкой своего творения — увидеть те места, где происходило действие начальной главы «Энеиды».

Встретившийся ему по дороге Август уговорил поэта поехать вместе с ним в Мегару. Здесь с Вергилием случился удар. 2 сентября 19 года до нашей эры он умер в Брундизии (ныне Бриндизи), на западном побережье Италии.

На смертном одре поэт завещал друзьям не издавать свою поэму: он считал ее неготовой. Но воле поэта не суждено было сбыться. По распоряжению Августа «Энеида» была опубликована. И тотчас приобрела широкую известность.

Итак, Лаокоон. О трагической судьбе этого жреца бога Аполлона Вергилий рассказывает в самом начале, повествуя о том, каким образом пала Троя, которой семь лет не могли овладеть греки. По совету Одиссея греки изготовили громаднейшего деревянного коня:

Стали данайцев вожди, когда столько уж лет пролетело, Строить коня, подобье горы.
Искусством Паллады Движимы дивным, его обшивают распиленной елью,—
Сами же прячут внутри мужей, по жребью избранных,
Наглухо стену забив и в полой утробе громады
Тайно замкнувши отряд отборных бойцов снаряженных.

Оставив коня в своем лагере, греки сожгли все постройки и ушли в море на кораблях. Воины, оборонявшие Трою, видят движение в лагере нападающих, видят дым. Неужто снята осада? Неужто миновали все бедствия? Они вышли из города. Противник и в самом деле исчез за горизонтом. Лишь огромный деревянный конь остался в лагере. И пока спорили воины о том, что за дар оставили им данайцы — так троянцы именовали греков,— и одни говорили, что его следует сбросить в море, благо оно рядом, а другие доказывали, что, наоборот, коня нужно забрать в город и поставить его на Акрополе, перед воинами внезапно появился жрец Аполлона, Лаокоон, весь в пыли, запыхавшийся.

Издали громко кричит:
«Несчастные! Все вы безумны! Верите вы, что отплыли враги?
Что быть без обмана Могут данайцев дары?
Вы Улисса не знаете, что ли?
Либо ахейцы внутри за досками этими скрылись,
Либо враги возвели громаду эту, чтоб нашим
Стенам грозить, дома наблюдать и в город проникнуть.
Тевкры, не верьте коню: обман в нем некий таится!
Чем бы он ни был, страшусь и дары приносящих данайцев».

Последовало возмездие:
Лаокоонт, что Нептуна жрецом был по жребию избран,
Пред алтарем приносил быка торжественно в жертву.
Вдруг по глади морской, изгибая кольцами тело,
Две огромных змеи (и рассказывать страшно об этом)
К нам с Тенедоса плывут и стремятся к берегу вместе:
Тела верхняя часть поднялась над зыбями, кровавый
Гребень торчит из воды, а хвост огромный влачится,
Влагу взрывая и весь извиваясь волнистым движеньем.
Стонет соленый простор; вот на берег выползли змеи,
Кровью полны и огнем глаза горящие гадов,
Лижет дрожащий язык свистящие страшные пасти.
Мы, без кровинки в лице, разбежались. Змеи же прямо
К Лаокоонту ползут и двоих сыновей его, прежде
В страшных объятьях сдавив, оплетают тонкие члены,
Бедную плоть терзают, язвят, разрывают зубами;
К ним отец на помощь спешит, копьем потрясая,—
Гады хватают его и огромными кольцами вяжут,
Дважды вкруг тела ему и дважды вкруг горла обвившись
И над его головой возвышаясь чушейчатой шеей.
Тщится он разорвать узлы живые руками.
Яд и черная кровь повязки жреца заливает,
Вопль, повергающий в дрожь, до звезд подъемлет несчастный,—
Так же ревет и неверный топор из загривка стремится
Вытрясти раненый бык, убегая от места закланья.
Оба дракона меж тем ускользают к высокому храму,
Быстро ползут напрямик к твердыне Тритонии грозной,
Чтобы под круглым щитом у ног богини укрыться.
Не спорить смертным с богами, а боги решили погубить Трою!

Втаскивая коня, троянцы вынуждены были разобрать часть городской стены. Ночью, когда погрузилась в глубокий сон Троя, осторожно, стараясь не шуметь и не бряцать оружием, выбрались на волю воины-греки и напали на спящий город. К ним на помощь, увидев разложенный у ворот Трои костер, спешили возвращавшиеся теперь главные силы. Изо всех героев Трои спасся лишь Эней. Он вынес на своих руках отца и маленького сына, Аскания.

Уже с самого начала найденная группа получила широкую известность. Ее, и только ее, потребовал у папы Льва X в качестве контрибуции после победы при Мариньяно в 1515 году французский король Франциск I. Правда, папа с присущей ему изворотливостью нашел выход: заказал Баччо Бандинелли копию и послал ее во Францию. Ныне она хранится в музее Уффици во Флоренции.

Искусствоведы считают, что Тициан во время работы над одним из своих алтарных изображений явно находился под влиянием «Лаокоона».

Тициан «Вакх и Ариадна»

Тициан «Вакх и Ариадна»

Отдал должное античной группе и Эль Греко: около 1610 года он написал картину, на которой изобразил гибель Лаокоона и его сыновей.

Эль Греко «Лаокоон»

Эль Греко «Лаокоон»

И конечно, Рубенс. Язычник в душе, он совершенно спокойно переходил от героев и богов Ветхого и Нового завета к богам, населявшим Олимп. Мог ли не обратить внимание на прославленную статую он, превративший свой дом в Антверпене в настоящее хранилище античных статуй?

Несколько лет длилась его первая поездка в Италию: Рим, Мантуя, затем Испания и снова Рим, вновь Мантуя, еще раз Рим. Пятнадцать рисунков «Лаокоона» сделает Рубенс во время этой своей и последующей, второй (1605-1608), поездки в Рим.

Рубенс «Лаокоон»

Рубенс «Лаокоон»

В 1796 году во время итальянского похода Бонапарта «Лаокоон» был снова увезен в Париж. Но без реставрированной в 1725-1727 годах Корнаккини руки жреца. Девятнадцать лет пребывал «Лаокоон» в Париже, вплоть до того времени, когда в обозах иностранных армий были привезены во Францию Бурбоны. И все эти девятнадцать лет у статуи была иная, сделанная в Париже, рука. Лишь в 1815 году снова была приделана, к счастью, сохранившаяся рука, реставрированная Корнаккини.

Слава «Лаокоона» росла. Иоганн Иоахим Винкельман, ставший основателем научного исследования истории искусств, напишет в вышедшей в 1755 году книге, посвященной античной скульптуре, что в Лаокооне «боль, пронизывающая все тело, и величие души находят свое равномерное распределение во всем построении фигуры. …его несчастье переворачивает душу, но мы бы хотели встречать несчастье так же, как и этот поистине великий человек».

Знаменитый Лессинг, один из ведущих деятелей немецкого Просвещения XVIII века, посвятивший немало времени исследованию «Лаокоона», придерживался несколько иного мнения: «Мастер смягчил крик, придав ему вид вздоха, и не потому, что обличает неблагородную душу, а из-за того, что крик противным образом искажает лицо. Разверзьте, хотя бы мысленно, рот Лаокоона, и поглядите. Дайте ему покричать, и поглядите». Отверзтый рот, считал Лессинг, искажает лик, он немыслим, ибо противоречит высшему закону греческого изобразительного искусства — закону красоты.

Со своим суждением выступил и некто Филипп Меллер, по паспорту лейпцигский купец, прибывший в последние дни октября 1786 года в Вечный город и остановившийся в доме художника Тишбейна. «Для того чтобы правильно разобраться в замысле, в направленности «Лаокоона», следует отойти от него на достаточное расстояние и закрыть глаза. Откройте их потом, и тут же снова закройте, и вы увидите всю группу в движении, и вам станет так больно, что, открыв глаза, вы увидите группу изменившейся». «Такая, какая она есть, группа эта словно запечатленная молния или волна, застывшая в камне в тот момент, когда она ударилась о берег». Филипп Меллер был псевдоним великого Гете.

Одно из известных суждений принадлежит прославленному французскому искусствоведу Ипполиту Тэну, жившему в XIX веке: «Ново, сентиментально, выразительно; изваяние и ужасно и трогательно одновременно».

Сейчас искусствоведы, не впадая в столь характерные для XVI, XVII и XVIII веков несколько чрезмерные восторги по поводу знаменитой статуи, с полным основанием пишут о «Лаокооне» как о выдающейся скульптурной группе времен позднего эллинистического барокко.

Винкельман относил эту группу ко временам Александра Македонского. Лессинг считал, что она была изваяна во времена Тита. Примерно между 80 и 20 годами до нашей эры, считает современная наука. Один из искусствоведов, Бланкенберг, постарался уточнить и эти данные: скорее всего, около 50 года до нашей эры.

Уже начиная с IV века до нашей эры пробуждается в Древней Греции интерес к движениям души: отобразить, выразить в своих творениях душу — одна из главных задач, которые должен разрешить скульптор, считал еще Сократ.

Поднятые в страдании брови, морщины, набежавшие на чело, полуоткрытый в напряжении рот, опущенные уголки рта. И некоторая асимметрия черт лица, подчеркивающая страдание, опустошенность, ужас, напряжение. Он борется. Он еще борется. Но уже впилась в его бедро, обвившаяся вокруг его руки и руки старшего сына, змея, и все плотнее сжимает свои губительные кольца вокруг попавших в беду людей другая змея.

Лаокоон (фрагмент)

Лаокоон (фрагмент)

В нечеловеческом напряжении стремится спасти жизнь своих детей, свою жизнь Лаокоон. Но все будет напрасным. Старший сын с ужасом смотрит на тщетные усилия отца, отпрянув в испуге, но и его захлестнула уже одна из змей, младший еле жив, хотя пока и невредим, и не вырваться и ему из смертельных объятий напавших тварей. В чуть склоненной голове несчастного жреца, в лице его и печаль полузабытья и упрямое непокорство.

Удивительно тонко передали скульпторы ужасающую физическую боль и безмерную скорбь души: рушится, все рушится, гибнет не только Лаокоон, гибнет весь его род…



Дмитревский

Режиссировать драматические пьесы и спектакли русских комических опер Дмитревский начал в 1780 году в театре Книппера, затем в его постановке и частично при его участии шли все без исключения оперы Пашкевича, мелодрама

Буманц

Буманц своими произведениями создаёт атмосферу приятной неожиданности, яркой необычности, мягкости восприятия. Картины заставляют всматриваться в свой нетрадиционный мир, в свои очертания, и их зовущие краски, незатейливые и добрые.

Рафаэль-II

Впрочем, своему появлению в Риме Рафаэль был, несомненно, в первую очередь обязан самому себе — своей неуемной страсти к совершенствованию, ко всему новому, к работе крупной и масштабной. Начинается великий взлет.

Рафаэль-I

В декабре 1753 года специалисты отправились в Пьяченцу. На сей раз монахи предоставили им возможность обследовать картину. В своем отзыве Джованини напишет: несомненно, Рафаэль; состояние картины более или менее терпимое,

Фальконе-II

И Фальконе решил сам взяться за отливку статуи. Иного выхода нет. Фальконе не может не завершить своего дела. Слишком многое связано у него с этим монументом, и он должен довести его до конца. Конечно, он не литейщик. Но если нет мастера,

Фальконе-I

Эти десять лет в немалой степени помогли художнику и обрести свое кредо. Превращается за эти годы подмастерье-столяр в одного из образованнейших людей своего века. Ему, еще недавно с ошибками писавшему по-французски,

Серебрякова

Ее произведения рождались из постоянных раздумий и сильных душевных переживаний. Необычайно эмоциональная по натуре, она остро реагировала на все проявления жизни, близко принимала к сердцу радость и горе. Она любила

Кочар

Кочар пробовал себя в разных направлениях живописи, желая найти и утвердить в искусстве свой индивидуальный подход к миру и человеку в нем. Эти поиски не ограничивались чисто внешними техническими приемами, они были

Залькалн

Залькалн полон грандиозных проектов и замыслов, стремлений отдать всю энергию, весь творческий опыт своему народу, заставить улицы и площади города заговорить языком искусства. Он мечтал о «дворцах из грез» — величественных

Томский (Гришин)

На всю жизнь полюбил эту работу Николай. А когда подрос, начал помогать отцу. Металл стал послушен и его рукам.
Но думал ли юноша, что не вершковые железные поделки, а саженные бронзовые громады будут покорны его сильной

Белашова-Алексеева

Суть творческого процесса для Белашовой и состоит в высвобождении мысли, а это дело нелегкое, требующее громадных душевных сил. Для нее цель искусства заключается в том, чтобы принести человеку радость сопричастности

Лебедева

Вступать в поединок, в спор с мертвой природой, с вязкой, тяжелой массой глины, которую надо было одухотворить, насытить своим волнением, болью, мыслью и чувством. Она не копировала натуру, а заново творила мир — из глины

Мухина

В конце 1912 года Мухина переезжает в Париж и поступает в одну из частных академий, где преподавал Бурдель. Общение с Бурделем, живой пример его искусства, его тонкая художественная интуиция, его критика развивают в ней

Манизер

Огромная самодисциплина и поразительное трудолюбие сделали Матвея Манизера уже к тридцати годам трижды образованным человеком с широким кругом интересов и на редкость обширной эрудицией. Но любовь к скульптуре одержала

Меркуров

Дореволюционное творчество Меркурова было тесно связано с развитием так называемого стиля «модерн», с тенденциями стилизаторства. Ранним работам Меркурова свойственны статичность композиции, скованность движений,

Шадр

Из всех видов искусства этот разнообразно одаренный человек выбирает скульптуру. На этот раз навсегда. Он хочет быть тем, кто оживляет камни, кто создает бронзовые легенды. Сам великий Репин, увидев рисунки Шадра, благословил его на этот путь

Андреев

Двадцать лет творческого труда — и три памятника. Даже если бы скульптор не создал ничего, кроме них, все равно его имя прочно вошло бы в историю искусства. Ибо все эти три памятника — столь непохожие по содержанию, настроению, форме

Ватагин

Искусству Ватагин учился от случая к случаю, бессистемно. Но настоящей его академией стала работа с натуры во многих зоопарках — и во время путешествий по отечеству, и по далеким заморским странам. Исполнились мечты

Эрьзя (Нефедов)

В Строгановское училище в Москве Эрьзю не приняли: переросток (ему в это время было уже двадцать пять лет). Директор училища Глоба сказал ему: «Вернись в деревню и плоди подобных себе». Юноша ответил: «Нет, не вернусь! Я буду

Шервуд

Но все же Шервуду удается поставить свой памятник. В 1910 году по его проекту в Кронштадте, на Якорной площади, перед Морским собором сооружается памятник адмиралу В. О. Макарову. На пятиметровой гранитной глыбе возвышается

Северные врата

В исполнении этих ворот Гиберти достигает в техническом отношении еще недостигнутой до него прежними художниками высоты, но стиль его еще не отрешается от стиля тречентистов, особенно

Бюст из Шершеля

Первоначальная догадка перерастает в уверенность: да, это портрет великой Клеопатры! И быть может, единственный ее достоверный скульптурный портрет! Поскольку давно уже оспаривают

Исаак и Авраам: две интерпретации

Несмотря на внешнюю тождественность, оба рельефа диаметрально противоположны, как внутренним содержанием, так и мотивами подробностей. У Брунеллески Авраам порывисто бросается с ножом

Скульптурные портреты Растрелли

Бюст был отлит в 1723 году, но лишь через шесть лет работавший под наблюдением Растрелли гравер Семанж завершил прочеканку деталей одежды, а также изображений на щитках панциря, в аллегорической форме

Статуэтки – изысканное украшение интерьера.

Фарфор издавна был олицетворением изящной и хрупкой красоты. Фарфоровые статуэтки отличаются поэтичностью, эмоциональностью, красочностью. Статуэтки из фарфора ангелов, фей, эльфов, девушек с цветочными корзинами помогают воссоздать романтический колорит.

Лаокоон

Он борется. Он еще борется. Но уже впилась в его бедро, обвившаяся вокруг его руки и руки старшего сына, змея, и все плотнее сжимает свои губительные кольца вокруг попавших в беду людей другая змея

Мать Пирчюписа

Окружив деревню, гитлеровцы произвели повальный грабеж, после чего, согнав всех мужчин в один дом, а женщин и детей в три других дома, зажгли эти дома. Пытавшихся вырваться и бежать фашистские изверги ловили и снова бросали в горевшие дома. Так

Андреевский Гоголь

Но это было лишь начало неприятностей, выпавших на долю памятника. Сразу же после его открытия поднялась невообразимая газетная шумиха. Особенно громко возмущались «Московские ведомости» и «Новое время». Они писали, что

Пластика Эрьзи

Они очень интересны, эти работы, и все-таки в них запечатлено лишь мимолетное — не характер. Не то, что делает человека личностью, определяет его отношение к жизни и миру. Главное в творчестве Эрьзи — это портреты людей сильных

Секретный памятник Опекушина

Произведение, казалось бы, посвященное лицу официальному, должностному, не ученому или поэту, а губернатору Восточной Сибири, получилось возвышенным, одухотворенным, в нем нет налета казенщины.

Работы Триппеля

На цоколе памятника — рельефная сцена: персонаж из древнегреческой мифологии, перевозчик душ умерших через реки подземного царства в мир теней Харон со своей ладьей, около него несколько фигур ждут своей очереди, чтобы

Нидерландская скульптура

Надгробие, как было принято в те времена, представляло собою мраморный саркофаг, на котором помещалась фигура усопшего. По сторонам саркофага стояли фигурки плакальщиков – персонажей средневековых похоронных процессий. Их

Скульптура Бернини

В Эрмитаже представлены лишь небольшие, выполненные в терракоте, его работы: поздний «Автопортрет», полный внутренней энергии и динамики (что характерно для барокко), живо передает вдохновенный облик маэстро

Римские портреты

Возникают замечательные по глубине характеристики и мастерству исполнения портреты императоров, общественных деятелей, полководцев и частных лиц, передающие не только внешнее сходство, но раскрывающие и внутренний

Христос и Мефистофель

Начиная со статуи Христа, Антокольский ставил перед собой задачу передать в мраморе и бронзе духовную силу личности. При этом он отказался от передачи внутренней силы через мускульное напряжение,

Скульптура Родена

Великолепно обыгрывается контраст легких, пластичных тел и тяжести угловатого блока камня, от которого фигуры полностью не отделены. Композиционные решения и силуэты скульптур Родена настолько выразительны, что позволяют

Иван IV и Петр I

Выдвигая на первый план внутреннюю противоречивость фигуры Грозного, Антокольский тем самым стремился к объективности его характеристики. Он был чужд стремлению просто осудить Грозного, ибо чувствовал в нем величие духа,

Анимализм Лансере

Лансере считался с тем, что его скульптура будет рассматриваться с близкого расстояния и что обобщение форм, возможное в произведении, предназначенном для площади, в данном случае приобретает характер

Бык–победитель

Обер любил изображать диких зверей. Он любовался их мощью, проявляемой стихийно и необузданно. В скульптуре «Бык–победитель» (1885) мы встречаемся именно с таким образом. Могучее тело быка, нагнавшего увертливую

Лирика Беклемишева

Скульптура изображает молодую девушку, с выражением томной мечтательности сидящую на садовой скамье. Дело, очевидно, происходит ночью, так как девушка одета в длинную ночную рубашку, на