Театр

Март 9, 2016

Елизавета Сандунова и Антон Крутицкий

В конце 80-х и в 90-х годах на императорских сценах Петербурга выступало одновременно три поколения профессиональных актеров. Старейшие из них помнили еще спектакли с участием Ф. Волкова, многие артисты средних лет начинали свою карьеру в драматическом классе Московского воспитательного дома, а самые молодые, как уже говорилось, были выпускниками реорганизованного столичного Театрального училища.

Хотя русская придворная труппа официально не разделялась на оперную и драматическую и практически все участвовали в оперных спектаклях (пусть даже в разговорных ролях), однако в соответствии с природными данными каждого происходило постепенное размежевание талантов. Одни и те же люди могли петь первые партии в операх и играть в комедиях, но имена выдающихся исполнителей трагедий и оперных премьеров в большинстве случаев были разные.

Первостепенную роль в русском музыкальном театре последней трети XVIII века играли сопрано и тенора, в театральных труппах они составляли подавляющее большинство. Значительно реже встречались оперные басы и совсем отсутствовали баритоны и контральто. Такое положение объясняется исключительно особенностями эстетики жанра русской комической оперы и традицией театрального образования. Низкие женские голоса и переходные мужские (баритоны) как бы не замечались тогда ни педагогами, ни композиторами, и их несчастливые обладатели вынуждены были либо петь в неестественной для них тесситуре, либо вовсе отказаться от карьеры оперного певца.

Степень профессионализма и образованности у различных артистов была, разумеется, неодинаковой. Даже на сценах императорского театра выступали порой лица, по определению И. Дмитревского, «актерству несродные». Кроме того, среди оперных певцов и певиц, особенно старшего поколения, встречались иногда люди чрезвычайно одаренные, трудолюбивые и с большим сценическим опытом, но малообразованные. Например, Авдотья Михайлова — одна из первых актрис в русских комических операх — разбирала тексты разговорных диалогов лишь по слогам, а мелодии арий запоминала по слуху за скрипкой капельмейстера. Впрочем, это нисколько не мешало ей держаться на сцене театральных подмостков уверенно и вдохновенной игрой приводить публику в восторг. Дед театрала С. Жихарева с увлечением рассказывал внуку: «…Михайлова, которая едва-едва знала грамоте, а писать вовсе не умела, которой всякую роль начитывали, была удивительная актриса. <…> Что за буря! Суфлировать не поспеешь, забудешься; рвет и мечет, так и бросает в лихорадку…».

Однако в целом и профессиональный, и культурный уровень придворных актеров следует назвать очень высоким. Из мемуарной литературы и архивных документов нам известны имена выдающихся исполнителей оперных ролей — это В. Черников и П. Черникова, О. Петров, Я. Колмаков, М. Волков, Я. Воробьев и А. Воробьева. Почти все они превосходно читали ноты с листа, умели играть на клавикордах, свободно владели итальянским и французским языками; некоторые — переводили иностранные комедии и оперные либретто, сами сочиняли вставные монологи и пьесы как в прозе, так и в стихах. Среди них выделяются фигуры двух подлинных корифеев русского музыкального театра XVIII века — А. Крутицкого и Е. Сандуновой.

Антон Михайлович Крутицкий (ок. 1760—1803) был питомцем Московского воспитательного дома, где достиг уже настоящего сценического мастерства под руководством крупного театрального педагога И. Калиграфа и получил разностороннее образование. Крутицкий хорошо играл на скрипке, отлично рисовал и, обладая незаурядным литературным дарованием, переводил драмы к комедии с английского, немецкого, итальянского и французского. Точнее говоря, он творчески обрабатывал их, по обычаю своей эпохи, «перекладывая иностранные пьесы на русские нравы». Современники считали его очень интересным собеседником, остроумным и веселым человеком.

«Крутицкий не имел выгодной наружности,— вспоминал один из его почитателей,— росту он был малого, лицом ряб, глаза имел небольшие… но все сие заменял живостью, огнем, натуральностью игры своей». Наибольшую известность актер приобрел как исполнитель характерных ролей в русских комических операх.

Слава пришла к Крутицкому довольно рано — 3 февраля 1781 года на петербургской премьере оперы «Мельник — колдун, обманщик и сват», и роль Мельника с тех пор и до самой смерти оставалась одной из лучших и самой любимой в его обширном репертуаре. Зрители единодушно восхищались темпераментом и реалистической точностью его интерпретации: «Выговор, ухватки, шутки, пляски с припевом простонародной песни, слова, все, даже и малейшие оттенки, свойственные нашим русским мельникам, в нем видны были».

Репертуарный список Крутицкого насчитывал около 20 опер и свыше 50 комедий. Актер имел успех в произведениях самого различного характера — в «Скупом» и «Федуле с детьми» Пашкевича, в «Мещанине во дворянстве» Мольера и «Школе злословия» Шеридана. Его творческий метод, который современники именовали «натуральным», а мы называем реалистическим, ярко контрастирует, с одной стороны, с фарсовой манерой народного игрища, типичной для А. Ожогина, а с другой — с чувствительно-сентиментальным направлением, представленным, например, В. Померанцевым. В отличие от них Крутицкий обращает внимание прежде всего на типические, бытовые черты своих героев, не забывая о необходимости психологической мотивировки их поведения и избегая утрирования. В результате даже самые мрачные, несимпатичные персонажи в его трактовке выглядели, по свидетельству И. Дмитревского, «некарикатурно», и художественный образ, будь то взяточник Председатель из «Ябеды» Капниста или же Крючкодей из «Гостиного двора» Пашкевича, оказывался более крупным, обобщенным и многогранным.

Разносторонность дарования, высокое мастерство и реалистическая манера исполнения были свойственны и воспитаннице Петербургского театрального училища Елизавете Семеновне Яковлевой (1777—1826), носившей сначала сценическую фамилию Урановой, а затем в замужестве — Сандуновой. Хотя в ее долгой и насыщенной сценической жизни на долю XVIII века приходится лишь 10 лет, но все же ранний расцвет ее таланта и огромный успех в жанре комической оперы позволяют уже в этот период говорить о ней как о лучшей актрисе и певице Петербурга и Москвы.

Уранова-Сандунова обладала превосходными профессиональными данными. «Природа щедро наградила Елизавету Семеновну всеми качествами, которые производят великих актеров,— читаем в одном из журналов. — Прекрасные черты лица ее были самые выразительные, показывающие с неимоверной быстротой ощущение душевное, память она имела необыкновенную, рачительность к своей должности непоколебимую, и при таких блестящих преимуществах сердце самое благотворительное».

Необычайно яркая способность перевоплощения и замечательной красоты голос с диапазоном почти в три октавы давали ей возможность играть в ролях резко контрастных — от Анюты в «Мельнике» до Царицы ночи в «Волшебной флейте», от Дуняши в «Федуле с детьми» до Луизы в «Дезертире» (мы намеренно не упоминаем о ее выступлениях в трагедиях, водевилях и волшебно-романтических операх, поскольку они относятся к XIX столетию). Не исключено, что именно ей — одной из первых — удалось добиться осознанного динамичного развития художественного образа.



Даремский собор


В XVI веке летописец рассказывал, что она «считается одной из самых роскошных в Англии, настолько великолепны приношения и драгоценности на ней,

Собор Кентербери


Здесь можно увидеть одни из самых древних и больших витражей в Европе, гробницу знаменитого героя

Замок Уорвик


Вход в главные ворота замка вырублен в сплошной скале. Проход длиной около 15 м укреплен подъемными решетками и арками, что позволяет сделать доступ

Замок Виндзор


От первого нормандского замка сохранился высокий холм, на котором располагалась главная башня. Большая так называемая Круглая башня

Собор Святого Павла


По образцу знаменитого собора Святого Павла были созданы Пантеон в Париже, Капитолий в Вашингтоне

Подворье юристов


История подворья не обошлась и без курьезов: в 30-е годы XX века тюрьму убрали из подвала и при смене

Кенсингтонский дворец и парк


Кенсингтонский дворец в одноименном парке – один из удивительных образцов «сельского» уюта и гармонии,

Вестминстерский собор


Внутри собор просто ошеломляет своим великолепием. Казалось бы, вряд ли можно найти что-либо

Тауэрский мост


Как всегда бывает со значимыми сооружениями, Тауэрский мост вызывал диаметрально

Тауэр


Одни из ворот были «речными», сквозь них можно было попасть в крепость на лодке. Они называются

Парламент и Биг-Бен


История дворца как здания Парламента начинается со Средних веков, когда там собирался королевский совет.

Вестминстерское аббатство


Там можно увидеть гробницы великих людей, прославившихся в истории Британии, музей древностей с

Древнерусское зодчество-III


Некоторое представление о них можно получить из книжных миниатюр и икон. Древнейшее

Древнерусское зодчество-II


Высота избы зависела от назначения палатей – для сна, для складирования каких-то вещей или для

Древнерусское зодчество-I


Древнерусский город с окружающими его поселениями представлял собой сложную

Театр и артист


Только поняв негодяя, можно воплотить его образ на сцене. Только почувствовав героя изнутри, можно воплотить

Нана Патекар и Намрата Широдкар


Ее дебют в кино был немного необычным. Фильм, где она дебютировала, вышел на экраны 20 лет спустя.

Грим оживляет историю


Театральный грим радикально отличается от киношного. В то время как в кино главным является

Любительский театр XVIII века


Не имея возможности конкурировать с театрами Екатерины, Павел и его супруга Мария Федоровна

Режиссура и реквизит


Предметом особой заботы постановщиков служили декорации, причем уже тогда самые передовые режиссеры

Первые звёзды театра

Елизавета Сандунова и Антон Крутицкий
Выделялись фигуры двух подлинных корифеев музыкального театра — А. Крутицкого и Е. Сандуновой

Екатерининская реформа

Эрмитажный театр
Влияние публичных и учебных театров на придворные явственно ощущалось еще за несколько лет до указа

Театральные подмостки XVIII века

«Недоросль» Фонвизина
Система петербургских театров по сравнению с Москвой была более концентрированной: почти

Театры Москвы и Петербурга XVIII века

Публичный театр Меддокса
Нет оснований говорить о сколько-нибудь существенных отличиях школы московской от школы петербургской.

Русский театр в XVIII веке


Общий подъем русского искусства в последней четверти XVIII века нашел свое отражение и в музыкальном

Лекарство для души


Одной из тайн асклепийской школы было лечение души, психотерапия. В качестве лекарства предписывали