Театр

Март 9, 2016

«Недоросль» Фонвизина

В развитии музыкального театра Петербург (как и в других искусствах) имел перед Москвой все преимущества официальной столицы. Он в большей мере, нежели Москва, был связан с городами и странами Западной Европы. Правительство приглашало для работы при дворе лучших композиторов, музыкантов и певцов главным образом из Италии, а также из Франции и Германии. В Петербурге постоянно жили и работали крупные русские композиторы В. Пашкевич, И. Хандошкин, Д. Бортнянский, драматурги Я. Княжнин, М. Матинский, Н. Николев, В. Капнист и другие. В северной столице были сконцентрированы лучшие актерские силы России. Даже артисты московского театра Меддокса, достигнув известности, старались перейти на придворную службу, она давала им возможность не только играть в лучших коллективах и носить звание «придворного актера», но и получать в целом более высокое жалование, а потом и гарантированную пенсию. Поэтому в Москву артисты возвращались либо не добившись успеха в столице, либо для преподавания, либо по особым личным обстоятельствам (С. Сандунов, Я. Шушерин, П. Плавильщиков).

Легко заметить, что система петербургских театров по сравнению с Москвой была более концентрированной: почти все театры объединялись вокруг императорского, придворного, они или относились к императорским учреждениям (Шляхетный корпус, Академия художеств, Институт благородных девиц), или давали спектакли в помещениях императорского театра (итальянская, французская и немецкая труппы), или же принадлежали высшим сановникам (Г.А. Потемкину, А.Л. Нарышкину, Юсуповым). Крепостных театров в Петербурге XVIII века насчитывалось очень мало — около пяти.

В 70-х годах традиции петербургской театральной жизни еще не вполне сложились. Пожалуй, самая приметная и симптоматичная черта этого десятилетия — освоение различными театрами музыкально-комедийных жанров сразу нескольких западноевропейских школ — и французской, и итальянской, и немецкой (все спектакли шли тогда на языке оригинала).

Сцена знаменитого Головкинского дома, помнящая выступления «Волкова со товарищи» и бывшая свидетелем многотрудной миссии А. Сумарокова на посту директора Российского театра, в эту эпоху стала местом исполнения кадетами Шляхетного корпуса идиллических пасторалей, изящных музыкальных аллегорий и легких французских опер типа «Король и его приказчик» («Король и фермер») Моисиньи, «Два охотника» Дуни.

Совсем рядом, на набережной Васильевского острова находился театр Академии художеств, переживший пору расцвета именно в 1772—1778 годах. На его сцене воспитанники академии под руководством опытных наставников — актера Я. Шумского, учителя пения В. Пашкевича, скрипача И. Хандошкина, дирижера Г. Раупаха — разыгрывали «оперические, интермедиальные и балетные» спектакли почти исключительно иностранных авторов.

Неизменной симпатией петербургской публики пользовался в тот же период музыкальный театр Института благородных девиц при Смольном монастыре (он послужил даже темой нескольких писем Екатерины II к Вольтеру). Несмотря на принципиально любительский характер организации театрального дела и сменявшийся состав актрис, общий уровень представлений находился, очевидно, на высоте, и число зрителей постоянно увеличивалось. Из малого зала театр перевели в большой, а в 1777 году соорудили специальное помещение с амфитеатром и ложами, оснастили сцену хитроумными механизмами. Лучшие из воспитанниц-смолянок, выступавших в операх Филидора, Перголези, Гретри, были воспеты придворными поэтами и по указанию императрицы изображены на портретах Левицкого в своих театральных костюмах. Среди них особенно известны Е.И. Нелидова, Н.С. Борщова, Е.С. Смирнова (в замужестве Долгорукова).

При всей ограниченности круга слушателей и зрителей подобные представления сыграли определенную роль не только для Петербурга, но и для России в целом. В числе выпускниц Смольного института было немало провинциалок, возвращавшихся на родину где они нередко выступали инициаторами любительских спектаклей или заводили собственные крепостные театры. Из Шляхетного корпуса выходили офицеры, которых посылали на службу в гарнизоны, рассеянные по всей стране, и это отчасти объяснит нам причину внезапного возникновения губернских театров и любительских офицерских трупп порой в самых «медвежьих углах» Русского государства. Так, например, с молниеносной быстротой распространилась по России опера Гретри «Земира и Азор», игранная как смолянками, так и кадетами.

Музыкальные спектакли в Шляхетном корпусе, Академии художеств и Смольном институте продолжались и в последующие десятилетия, но отступили на второй план сразу же по открытии театров профессиональных и общедоступных.

«В прошлое воскресенье было открытие нового театра, построенного против Летнего сада на том же месте, где стоял немецкий театр… Театр построен в новом роде, совершенно еще неизвестном в здешнем крае. Сцена очень высока и обширна, а зала, предназначенная для зрителей, образует три четверти круга. Лож не имеется, но кроме паркета и партера со скамейками, сделан трехъярусный балкон, возвышающийся один над другим и окружающий залу без всяких промежутков. Живопись очень красива и вид весьма хорош, когда, при входе, видишь зрителей, сидящих, как в древности, амфитеатрально. Кроме главного подъезда, сделаны еще шесть выходов, весьма просторных и так устроенных, что, в случае пожара публика может выйти в несколько минут. Все весьма довольны этим изящным и поместительным новым увеселительным зданием» — такими словами гувернер Пикар уведомлял своего бывшего воспитанника князя А.Б. Куракина о достопамятном для петербуржцев театральном событии. Письмо Пикара требует некоторых разъяснений. В конце 70-х годов предприимчивый содержатель «немецкого вольного» (то есть частного) театра Карл Книппер после ожесточенной борьбы с московским антрепренером Меддоксом добился присылки из Московского воспитательного дома группы молодых и талантливых актеров, которые с осени 1779 года начали с огромным успехом давать свои представления. Одновременно старое, безобразное и обветшалое здание немецкого театра стали реконструировать и закончили строительные работы к октябрю 1781 года (о чем и сообщает Пикар).

«Вольный театр на Царицыном лугу» существовал не более четырех лет, но эти годы дали театральной России ряд выдающихся постановок и этапных премьер. Комедии Фонвизина «Бригадир» и «Недоросль», опера «Гостиный двор» Пашкевича и Матинского и многие другие превосходные произведения были впервые представлены на сцене «вольного театра». В его репертуаре числилось около 70 разножанровых пьес, среди которых такие шедевры, как, например, «Севильский брадобрей» Бомарше, «Скупой» и «Дон Жуан» Мольера, «Нанина» Вольтера, «Макбет» Шекспира, «Медея» Еврипида. Однако наибольшее впечатление на отечественную и иностранную публику произвели русские комические оперы, «Несчастье от кареты», «Скупой», «Тунисский паша» и, самое главное, «Мельник — колдун, обманщик и сват», вслед за Москвой повторенный в Петербурге и сыгранный здесь 27 раз сряду. Театр посещали жители буквально всех сословий — от членов августейшей фамилии до кучеров и солдат, и, по свидетельству современников, доходы конкурентов Книппера заметно уменьшились. Неоспоримая заслуга в художественном руководстве театра принадлежала композитору В. А.Пашкевичу и актеру И. А.Дмитревскому. Последний в 1782 году перекупил антрепризу у Книппера, но владел ею лишь год, после чего театр на Царицыном лугу перестал быть «вольным» и по императорскому указу поступил в распоряжение придворных чиновников.



Даремский собор


В XVI веке летописец рассказывал, что она «считается одной из самых роскошных в Англии, настолько великолепны приношения и драгоценности на ней,

Собор Кентербери


Здесь можно увидеть одни из самых древних и больших витражей в Европе, гробницу знаменитого героя

Замок Уорвик


Вход в главные ворота замка вырублен в сплошной скале. Проход длиной около 15 м укреплен подъемными решетками и арками, что позволяет сделать доступ

Замок Виндзор


От первого нормандского замка сохранился высокий холм, на котором располагалась главная башня. Большая так называемая Круглая башня

Собор Святого Павла


По образцу знаменитого собора Святого Павла были созданы Пантеон в Париже, Капитолий в Вашингтоне

Подворье юристов


История подворья не обошлась и без курьезов: в 30-е годы XX века тюрьму убрали из подвала и при смене

Кенсингтонский дворец и парк


Кенсингтонский дворец в одноименном парке – один из удивительных образцов «сельского» уюта и гармонии,

Вестминстерский собор


Внутри собор просто ошеломляет своим великолепием. Казалось бы, вряд ли можно найти что-либо

Тауэрский мост


Как всегда бывает со значимыми сооружениями, Тауэрский мост вызывал диаметрально

Тауэр


Одни из ворот были «речными», сквозь них можно было попасть в крепость на лодке. Они называются

Парламент и Биг-Бен


История дворца как здания Парламента начинается со Средних веков, когда там собирался королевский совет.

Вестминстерское аббатство


Там можно увидеть гробницы великих людей, прославившихся в истории Британии, музей древностей с

Древнерусское зодчество-III


Некоторое представление о них можно получить из книжных миниатюр и икон. Древнейшее

Древнерусское зодчество-II


Высота избы зависела от назначения палатей – для сна, для складирования каких-то вещей или для

Древнерусское зодчество-I


Древнерусский город с окружающими его поселениями представлял собой сложную

Театр и артист


Только поняв негодяя, можно воплотить его образ на сцене. Только почувствовав героя изнутри, можно воплотить

Нана Патекар и Намрата Широдкар


Ее дебют в кино был немного необычным. Фильм, где она дебютировала, вышел на экраны 20 лет спустя.

Грим оживляет историю


Театральный грим радикально отличается от киношного. В то время как в кино главным является

Любительский театр XVIII века


Не имея возможности конкурировать с театрами Екатерины, Павел и его супруга Мария Федоровна

Режиссура и реквизит


Предметом особой заботы постановщиков служили декорации, причем уже тогда самые передовые режиссеры

Первые звёзды театра

Елизавета Сандунова и Антон Крутицкий
Выделялись фигуры двух подлинных корифеев музыкального театра — А. Крутицкого и Е. Сандуновой

Екатерининская реформа

Эрмитажный театр
Влияние публичных и учебных театров на придворные явственно ощущалось еще за несколько лет до указа

Театральные подмостки XVIII века

«Недоросль» Фонвизина
Система петербургских театров по сравнению с Москвой была более концентрированной: почти

Театры Москвы и Петербурга XVIII века

Публичный театр Меддокса
Нет оснований говорить о сколько-нибудь существенных отличиях школы московской от школы петербургской.

Русский театр в XVIII веке


Общий подъем русского искусства в последней четверти XVIII века нашел свое отражение и в музыкальном

Лекарство для души


Одной из тайн асклепийской школы было лечение души, психотерапия. В качестве лекарства предписывали